Давайте знакомиться: толстая тётка с Абая.

Мы с тоской вспоминаем уходящее протестное лето. И самое яркое впечатление – ОккупайАбай.
Чистые пруды бурлили народом. Активисты щедро кормили приходящих в импровизированном буфете, в огражденной и строго охраняемой дружиной лагеря зоне. Вспоминается с иронической улыбкой и клумба с тюльпанами, якобы вытоптанная собирающимися, и принцип – ни одного окурка на землю, как и еще более жесткое правило – ни одного выпившего!

Но была среди всех и еще одна достопримечательность: толстая тетка, которая сидела на стуле за ограждениями позади буфета.
- Мне надо купить ватман и краски, к кому обратиться? – спрашивали новички, а «бывалые» кивали рукой в сторону:
- Вон видишь, тетка толстая на стуле сидит? К ней.
- Надя, - обращались к толстой тетке те, кто первые два дня работал с Надеждой Митюшкиной из московской Солидарности, ушедшей из-за разразившегося денежного скандала. А толстая тетка добродушно поправляла всех:
- Я – Лена. 
И тетка по-хозяйски давала распоряжение: выделить деньги на то или это, выдать гигиенические принадлежности или лекарства. Бесперебойно закупались продукты, подвозилась вода, появлялись необходимые принадлежности для стендов. А когда на город обрушился дикий ветер и дождь, в лагере как-то незаметно появились для всех черные теплые костюмы, дополнительные покрывала, пленки, спальники. В лагере было много приезжих, которым необходимы были смены белья, гигиенические принадлежности. И все возникало, как по волшебству!

Действительно, с появлением в лагере Елены Васильевой из Мурманска, члена Бюро Объединенного гражданского фронта, как-то все моментально нормализовалось. Слаженно и зорко работала дружина, внутри лагеря воцарился порядок. Затихли идеологические споры. Каждый понимал, что все делают одно общее дело для достижения главной цели - демонтажа путинского режима.

Чёткая организация помогала держать протест даже в самые холодные ночи. 

Дружину, в которую входили представители всех политических сил: левых, демократов, националистов, возглавили члены воинской организации «Забытый полк», которые учили остальных как правильно растянуть тенты (палатки были признаны властями оранжевой угрозой и запрещены), чтобы укрыться от дождя и ветра. И как-то не страшны стали снайпера на крышах. Абаевцы чувствовали плечо знающих и умелых ветеранов боевых действий, которыми руководил Евгений Васильев.

Каждое утро начиналось с раздачи профилактических препаратов от простуды и горячего чая. Откуда брался кипяток, никто не мог понять, ведь все знали, что префектура запретила делиться кипятком с лагерем всем барам и кафе на Чистых прудах. На зарядку выходили с удовольствием...

- Когда я осталась в первую ночь в лагере, я без конца задавала себе вопрос: что ты тут делаешь, Васильева? Ведь рядом был офис Солидарности с теплыми диванами, где я могла бы ночевать. Зачем я торчала в самые холодные ночи на Абае? – вспоминает Елена. И сама же отвечает:
- Просто я поняла, что нужна элементарная организация, нужен мой опыт. Я не могла оставить молодежь на произвол судьбы.

И, как-то незаметно для всех, Елену стали называть «наша мама».
- Мам, у Саши омоновцы куртку разорвали, и подошва отвалилась.
Не проходило часа, как одежда на пострадавшем была заменена.
- Мама, 4х наших ОМОН повязал…
- Фамилии? Какое ОВД? – спрашивала Лена.
И к задержанным в участок спешили адвокаты. 

А те, кто жертвовал деньги на развитие движения и работу лагеря, уже не просто так кидали деньги в ящик, а предпочитали их отдать в руки непосредственно координатору лагеря.
Самым распространенным вопросом к волонтерам кухни был «Где Васильева?», и ей передавались пожертвования.
Только одной Елене удалось сконцентрировать в руках пожертвования, которые впоследствии были переданы Анастасии Удальцовой и долгое время выручали при изготовлении агитматериалов. Каждые три часа созданная из разных политических сил, ревизионная группа, пересчитывала пожертвования, и вместе с Актом, подписанным ревизорами, укладывалась в коробку для пожертвований.

Конечно, нашлось немало охотников за дармовыми средствами. 

Руслан Саров вспоминает:
- Охрана замучалась искать сумку Елены. Ее без конца пытались уличить в краже денег. Но честно могу сказать, все до копейки, даже свои, она потратила на лагерь. Почти каждый раз провокации заканчивались исчезновением дамской сумки Васильевой. Или воры думали, что она туда прячет деньги, или еще по какой причине… Однако, каждый раз сумку подбрасывали назад либо через буфет, либо через посторонних прохожих. Ну, не было в ней денег ни копейки! Когда нам по рации передавали об очередной пропаже сумки Васильевой, мы уже не сдерживали смех, и дружно кричали: верните сумку Васильевой, в ней все-равно ничего нет!

Вечером внутренний оргкомитет собирался на планерку, активисты обсуждали проблемы следующего дня, анализировали день прошедший. А когда затихали споры, и народ устраивался на ночлег, Елена Васильева сидела с какими-то людьми, вела переговоры, разъясняла, объясняла, убеждала. И не мудрено. Надо было готовиться к Маршу миллионов 12 июня.

Очень многие общественно-политические объединения не понимали требований оппозиции. Политические амбиции и идеологические разногласия не позволяли сделать шаг к объединению. Но многие лидеры, переступив через свою гордость, видя, как живет смелый лагерь, потянулись на Чистые пруды за ответами на назревшие вопросы. И «мама Лена», пока медийные персоны давали интервью, разъясняла пришедшим к ней, в чем состоит преимущество объединения. Лидеры националистов, ряда зарегистрированных партий, соглашались с ее доводами. И 12 июня на Марш Миллионов вывели свой актив. 
При этом она успевала решать хозяйственные и организационные вопросы лагеря. Предлагала новые формы взаимодействия и протестной активности. И, забегая вперед, можно с уверенностью сказать, что именно на Чистых прудах в те холодные ночи были достигнуты главные договоренности с теми, кто впервые вышел на протест 12 июня - именно там рождалась настоящая политика. 
Лагерь, благодаря Елене Васильевой, стал и действующей переговорной площадкой для самого разного политического спектра. Гарри Каспаров констатировал, что члены ОГФ выполнили свою миссию в полной мере именно в эти дни, приводя в пример имя Елены. 
И на Марш Миллионов вышло много новых политических и социальных объединений.

И опять же, вспоминается момент, когда под прикрытием ОМОНа Префектура увезла самое насущное: оплаченные туалеты для членов лагеря. И вновь, пока приехавшие в лагерь лидеры давали интервью, Васильева ночью быстро нашла биотуалеты и организовала их доставку в лагерь. Не успели отгреметь последние гневные слова медиалидеров перед телекамерами, как в лагере стояли новенькие биотуалеты. А Елена в Фейсбуке инициировала группу "Ночной горшок для префектуры": смеялась, раз они коллекционируют наши фекалии, так давайте их им дарить. Можно с бантиком на горшке.

…Сложно оценить влияние на лагерь Ассамблеи, поскольку именно она приняла решение забирать собранные средства у лагеря, фактически положив конец этому невиданному действу: работе ОккупайАбая. А заявление в прессе Навальным о том, что лагеря больше нет, в разгар его работы, дезинформировало многих. Как ни старались члены лагеря, как ни старалась убедить любителей живого микрофона Васильева, собранные средства были забраны Ассамблеей. Лагерь подчинился этому решению. Как показало время – решению скоропалительному и недальновидному.

Многие помнят зачистку лагеря ОМОНом. Самой последней перед ОМОНом шла Васильева. Ей удалось буквально за два часа до зачистки спасти и организовать вывоз из лагеря особо ценных вещей, спальников, пенок, покрывал, которые впоследствии не раз выручили волонтеров в Крымске. Вечером из кассы лагеря были забраны почти все деньги, а утром, когда полуспящих оппозиционеров ОМОН загнал в метро, Васильева раздавала всем, у кого не оказалось денег на проезд по 100 рублей, главное, чтобы не забрал ОМОН, жестко винтивший тех, кто не имел возможности пройти турникет.

На видео видно: в красной куртке самой последней идет Елена Васильева, подгоняемая ОМОНом:


Дальнейшие перемещения лагеря зависели от принятых на Ассамблее решений. Никто уже не прислушивался там к мнению какой-то «толстой тетки» и парней с армейской выправкой, постоянно окружающих ее. И на Ассамблее протаскивались такие организационные решения, которые не дали возможности продолжить здоровое функционирование лагеря Оккупай.
А жаль. К мнению более опытных организаторов и стратегов стоило бы прислушаться.

Не услышали мнения Елены Васильевой и ее единомышленники на оргкомитете, которые не дали слова ни реальным оккупаевцам, ни военным из Забытого полка на митинге протеста 12 июня. В очередной раз, наступая на одни и те же грабли, оргкомитет нелогично построил выступления. Дождь довершил начатое дело. Митинг 12 июня был скомкан.

Военные решили предложить народу свою помощь. В Торжке состоялся Чрезвычайный съезд, на котором было принято решение выйти вместе с народом на Марши. Одновременно, понимая, насколько сложную работу провела Елена Васильева, воинские союзы наградили ее медалью за ОккупайАбай – медалью народного ополчения. И поручили ей донести решения чрезвычайного съезда оргкомитету Марша миллионов.

Учитывая полную непробиваемость оргкомитета, Елена Васильева с членами Забытого полка и Десантом Свободы приняла решение: впервые на марш вышли военные не в общей толпе людей, разнесенных по политическим квартирам, и, соответственно, разным колоннам, а организовала единую воинскую колонну, чтобы продемонстрировать всем, что армия и флот с народом. Ее предложение и тактические действия поддержали десантники и военные моряки, кадеты и офицеры в отставке. А блестящее вступление со сцены воинского блока, действовавшего вопреки сценарию оргкомитета Марша было принято на «Ура!» всеми, кто остался на Сахаровском проспекте после прочтения резолюции Марша Миллионов.

И все эти действия продемонстрировали, что возможно применять иную тактику, более продуктивную, и организовать иной подход к освещению протестных мероприятий. 


…Правительство решило давить народные выступления рублем, взвинтив штрафы, суды, презрев закон, отметая любые доказательства всем задержанным эти штрафы присуждают.
Мобильный телефон Елены Васильевой почти не умолкает: то там, то тут задерживают рядовых активистов. Адвокаты в судах уже не нужны, поскольку всем известен исход басманного судебного заседания: штраф. Стараясь помочь каждому, присутствуя на заведомо неправедных судилищах, Елена вновь вышла с инициативой, которую не желают услышать: перенаправить средства, выделяемые на адвокатов. Дать возможность оплачивать не услуги адвокатов, а присужденные штрафы активистов. Чтобы не чувствовали люди, что брошены, чтобы знали, что есть рядом надежное плечо единомышленников. 

И чтобы не выдумывать колесо, Елена напомнила о существовании расчетного счета ОккупайАбай, того самого, с которого оплачивались нужды абаевцев, который не раз реально и молниеносно выручал участников протестного лагеря.
До последнего дня Елена Васильева думала, стоит или нет выдвигать свою кандидатуру в координационный совет оппозиции. Поняв, что КС может превратиться в очередной пассивный орган, она приняла решение о своем выдвижении.
- Мы можем добиться намеченного результата только действуя сообща, при условии, что в КС войдут инициативные люди, имеющие организаторские способности, смелые и решительные – говорит Елена. - В зарегистрированном списке такие люди есть. Вопрос был лишь в одном: услышит ли нас протестный электорат?
Не услышал. Всех "забили" медиаперсоны. Что из этого вышло, мы уже знаем.

Наша цель – демонтаж путинского режима, смелые действенные акции, активная пропаганда среди населения - говорит Елена Васильева. - Есть интересные задумки, но исполнить их нам, как правило мешают те, кто присвоил себе право "руководить" протестом, а на деле его гасить.
Протесту в России нужны новые лидеры, опирающиеся на приобретенный опыт последних лет.

Александр Будников

Павел Федорович
Отправить комментарий