Святость приказа?


Формально никаких войн в России не было с 45-го года. В Афганистане мы оказывали интернациональную помощь, в Чечне насаждали конституционный порядок и проводили контртеррористическую операцию, в Грузии принуждали к миру. Формально это не войны, а сплошные проверки документов. А фактически — кровавые бойни. Эта разница между формальной стороной войны и фактической породила новую породу офицеров, и новые отношения между ними, и новую мораль. Если смотреть с позиции мирного времени, то,  как многие  приказы военных, отданные на Кавказе, в Чечне - незаконны потому, что  формально никакой войны на Кавказе и в Чечне не было. А значит, и никакие законы военного времени там не действовали. Всех наших солдат и офицеров, воевавших в Чечне, можно при желании пересажать по тюрьмам за убийство и причинение тяжких телесных повреждений. Кого-то и посадили. Например, разведчиков из группы капитана Ульмана.
Вернувшись из Чечни, военные воспринимают формально мирную российскую жизнь как продолжение войны. Именно потому, что фактическая война в Чечне официально называлась мирной жизнью. Все смешалось в простых военных мозгах. И когда они чувствуют, что какой-то вопрос можно решить силой, как они решали его на подступах к селу Комсомольское Урус-Мартановского района, то почему бы и не отправить десант в Подмосковье.
Беда в том, что от таких приказов в первую очередь страдают не те, кто их отдает, тем более, если приказы устные. А те, кто должен выполнять их приказы: майоры, капитаны, сержанты и рядовые.
По закону ты не обязан выполнять преступный приказ. Но как только ты это сделаешь, ты фактически перестаешь быть военным. То есть формально ты вроде бы еще ходишь в погонах, но твой авторитет уже рухнул. Если ты однажды ослушался старшего по званию, значит, тебя в скором будущем никто слушать не будет – распространенная оправдалка среди военных.
Если выполнить преступный приказ не задумавшись, твой старший, как правило, сделает тебя крайним и ты сядешь в тюрьму. И опять же перестанешь быть офицером и превратишься в уголовника.
Исчезла ответственность.
Так аукнулись нашей армии долгие неофициальные войны.
Разница между миром и войной исчезла, святость боевого приказа ушла в прошлое.
Отправить комментарий