Удальцову не хватает свидетелей защиты? ч.1

Вот уже 4 месяца длятся судебные слушания по уголовному делу, в котором Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев обвиняются в организации массовых беспорядков. Дело завели на основе вышедшего на НТВ документального фильма «Анатомия протеста-2», насквозь лживого и составленного из вырванных кадров самых разных событий, к подоплеке фильма не имеющие ни какого отношения.

Пока шли допросы свидетелей обвинения, читатели Твиттера, информационных сайтов и этого блога просто забавлялись, читая показания свидетелей обвинения, сотрудников омона. Подхахатывали над заботливым судьей Замашнюком, который всеми правдами и неправдами пытался вытянуть из силовиков хоть какие-то показания против обвиняемых. Те послушно рассказывали, как поцарапали пальчик о зубы избитых ими людей; как их бронежилетам был нанесен материальный ущерб в виде удара по ним кулаком защищающихся. Сами они рук не распускали, вели себя как добропорядочные граждане, которым силой служебного положения необходимо соблюдать порядок и защищать мирных граждан от распоясавшихся хулиганов. 

Затем последовали нудные заседания, в которых присутствующие в зале слушатели подвергались бессмысленным пыткам прослушивания ничего не значащих аудиозаписей, ознакомлению с материалами дела. Освещать такие судебные заседания было просто не интересно.
Однако подошел черед, суд приступил к допросу важных свидетелей со стороны защиты. И тут наш доблестный судья Замашнюк из «доброго папашки» превратился в самодура-узурпатора. Поскольку свидетелями защиты пришли не мямли-недоучки, нарастившие мышечную массу и умеют владеть лишь дубинками и гранатами, а интересные люди, четко умеющие излагать свои мысли, грамотные и образованные.

И если полицейских и омоновцев суд просил выразить свое отношение к происходящему, сформулировать свое мнение, вытягивая из них каждое слово, то при допросе свидетелей защиты судья Замашнюк ввел новеллу: никто не имеет права иметь собственного суждения, умозаключения, и делать выводы.
В 2012м году в протест пришло много разных людей, а 6 мая и на следующие марши выходило десятки тысяч, то желающих свидетельствовать со стороны защиты оказалось немало. И тут наш доблестный суд, долго думавший над тем, как ограничить количество свидетелей защиты, затребовал книги регистраций: кто из возможных свидетелей защиты уже бывал в Мосгорсуде.
И всех без исключения, даже тех, кто не заходил в зал заседания, а следил за развитием событий на этом судилище, находясь в коридорах здания суда, Замашнюк начал отводить.

 А фишка простая: приходя в суд, у вас берут паспорт и записывают в книге пришедших, не проставляя время прихода. Также, уходя из суда, ВЫ не отмечаете время своего ухода.
Ага! попались… раз был в здании суда, не имеешь права быть свидетелем.
И понеслось.
За последнюю неделю были отведены десятки людей, желающих дать показания. Каждый из допущенных пред лик судьи, подвергается жесткому допросу «с пристрастием»: по нескольку раз повторяются одни и те же бессмысленные вопросы. Суд и прокуроры всеми силами желают сбить показания свидетелей, запутать их, изнурить длительными допросами. Но народ не сбивается, поскольку свидетелям нечего выдумывать. Все слишком очевидно. И это жутко не нравится ни прокурорам, ни судьям, которые за 4 месяца, наконец стали подавать признаки жизни в судебных заседаниях.

Преступные злоупотребления, допущенные при рассмотрении уголовного дела судьями (п. 2 ч.2 ст.384)
В числе допрошенных свидетелей должна была оказаться и я. Однако, 21 мая понадобился почти час перепалки адвокатов и судей. Ясное дело: судья — хозяин положения, значит он и прав. Как и других свидетелей защиты, меня постигла участь быть отведенной судом за то, что 25 февраля я была в апелляционном здании Мосгорсуда. А в наказание еще и не пожелали вернуть мне забранный паспорт, который мне пришлось ждать полдня.

Да вот только в этой словесной борьбе неувязочка вышла. Судья Замашнюк раздраженно начал парировать, что я имею блог, в котором описываю события, происходящие в судебных заседаниях (вау, какой у меня читатель-то имеется), стал доказывать, что я не только была в здании суда, но еще и… присутствовала на судебном заседании. Завравшись, он поведал о том, что заранее просматривал все видео (!) и обнаружил меня в первом ряду 25 февраля 2014 года. Я что-то (слова судьи) там сидела и писала. От память-то… или это старческое?
Опаньки! А не пожелает ли достопочтенный суд предъявить видео с моим присутствием в суде? Нет, не пожелал. А зря.
Действительно, 25 февраля 2014 года я приходила в Мосгорсуд. Я пришла туда уже после начала судебного заседания. В вестибюле сидели те, кого Замашнюк не пожелал видеть в зале заседания и опаздавшие.
Я приехала в суд с единственной целью: договориться с адвокатами о том, что готова выступить свидетелем защиты.
Мы давно не виделись с людьми, сидевшими в вестибюле, и были рады скоротать время вместе.
 Никто не мог предположить, что именно в тот самый день, Замашнюк решит повременить с перерывом на обед, и продержал людей в зале заседания с 10 00 до 16 00.
Одному из защитников стало плохо, возможно, именно поэтому Замашнюк снизошел до присутствующих, и отпустил их на перерыв.

Я смогла переговорить с адвокатами, которые были поистине зачумлены таким заседательным марафоном. Все высказали предположение, что Замашнюк — товарищ тренированный в плане сидения на месте, а может быть профессиональная болезнь шевелиться не дает.
Так или иначе, после перерыва всех желающих позвали в зал заседания, а я, помахав всем на прощание, покинула здание суда. В сам зал заседаний вообще не заходила.
Итак, налицо огромное количество свидетелей, видевших меня в тот день, и «в анамнезе» неприкрытая ложь судьи Замашнюк.

Продолжение следует…