ВСЯ ПРАВДА О ГИБЕЛИ АПРК "КУРСК" , ч.2

Результаты независимого расследования, проведённого военными инженерами Давыдовым В.И. (АСС КСФ) и Каганером Ю.А. (к.т.н., специалистом в области ВВ и специальных топлив).

ПРЕДИСЛОВИЕ Елены ВАСИЛЬЕВОЙ

В дни трагедии с АПРК "Курск" мне пришлось первой выпустить эту, скрываемую более суток новость. И, видимо, судьба заставляет вновь выпустить в свет полное исследование обстоятельств гибели атомной субмарины в Баренцевом море. Я благодарю настоящих офицеров, имеющих честь, не побоявшихся провести полное исследование, а также назвать не только все обстоятельства трагедии, но и имена виновных в гибели 118 человек экипажа подлодки.

В работе проанализированы и доказательно раскритикованы различные версии разыгравшейся катастрофы и предложена оригинальная версия случившегося. Показано, что причиной гибели лодки стало её столкновение с «Петром Великим», а причиной гибели экипажа — прозвучавшие взрывы. Объяснён механизм развития взрывных процессов.

С уважением,
председатель правления МКЦ "Забытый полк"
Елена Васильева

12 августа 2000 года во время самого крупного учения ВМФ России на глазах у всех участников в 175 км от Североморска погиб атомный подводный ракетный крейсер (АПРК) «Курск». Учения, в которых участвовало более 30 боевых кораблей и вспомогательных судов, две воздушные армии ВВС РФ и дальняя авиация Украины, проводились в Баренцевом море в полигоне Краснознаменного Северного Флота (КСФ).


ФАКТЫ И ЛОЖЬ

12 августа с 11 часов 28 минут 26 секунд до 11 часов 30 минут 42 секунд московского времени в районе 69º 38’ с.ш. и 37º 19’ в.д. норвежскими специалистами (гидроакустиками сейсмической станции «Норсар» и экспертами сейсмологического института «Норсар») были зафиксированы 8 (восемь) последовательных взрывов [13].

Сейсмограмма первого взрыва (см. иллюстрацию) не имела характерного всплеска с последующим затуханием, а имела какие-то сглаживающие формы, что характерно для двойного неразделённого объёмного взрыва. Характер же пиков и горизонтальных участков зарегистрированного сигнала от второго взрыва, говорят о том, что второй взрыв был на самом деле серией взрывов, прогремевших практически одновременно[13].

По официальному же заключению нашей следственной комиссии зафиксировано 2 (два) взрыва: первый соответствовал взрыву ~ (100 ÷ 150) кг тротила, а второй ~ (1 ÷ 2) т тротила. Если с эквивалентом первого взрыва соглашаются, можно сказать, все публикаторы различных версий катастрофы, то по эквиваленту второго взрыва есть разночтения. Так, в публикации [14] со ссылкой на американские данные называют цифру (4 ÷ 7) т.

После случившегося все радиостанции мира в экстренных выпусках стали сообщать о трагедии в Баренцевом море, а руководитель учений и командующий КСФ адмирал В. Попов ни 12, ни 13 августа ни словом не обмолвился о разыгравшейся на глазах участников учений катастрофы, при этом, в воскресенье 13 августа он подводит итоги учений, высоко оценивая их в целом, и отмечает выучку всего личного состава и отличное состояние техники и оружия. Какое лицемерие и кощунство!

Только вечером 14 августа пресс-служба КСФ официально сообщает «Интерфаксу»: "На АПРК «Курск» произошёл взрыв, с ним установлена (!) радиосвязь и, если позволят погодные условия, спасательные работы будут продолжаться всю ночь. Лодка лежит на ровном киле. Сведений о раненых или погибших среди экипажа «Курска» в пресс-службе СФ нет".

Эту ложь повторяет и начальник пресс-службы ВМФ РФ капитан 2-го ранга И. Дыгало. Жаль, что за такие сказочные доклады, за безответственность и явную ложь никто не несёт в нашем государстве уголовной ответственности. Наоборот, вскоре И. Дыгало уже красовался на телеэкране в звании капитана 1-го ранга (!).

Поистине "умом Россию не понять". Субмарина гибнет утром 12 августа. Были взрывы, их фиксировали, поднимались столбы воды, на месте разыгравшейся катастрофы можно было видеть оглушенную морскую живность, масляные пятна и всплывшие предметы с лодки. Не было там только должного быть аварийного кормового буя, указывающего на место аварии объекта. Нормально подготовленный экипаж катера–торпедолова быстрее находит простую учебную торпеду в условиях отсутствия демаскирующих признаков. Мы уверены, что аварийно–поисковые работы в полигоне с известными координатами «Курска» либо вообще не проводились, либо делался только вид, что идут поиски. После таких "тщательных" поисков "Курск" был обнаружен на глубине 108 метров только к утру 13 августа. Однако 13 августа подводят итоги учений, потом, похоже, долго совещаются, думают, "соображают", кому и как докладывать, и с вечера 14-го начинают врать, врать, врать. Спрашивается, для чего? Интересно, кому и зачем в разгар трагических событий, не терпящих промедления, понадобилась такая затяжка времени?

Надо срочно спасать людей. Они живы! Явно слышны стуки по корпусу лодки. "SOS" подают подводники! Самая могучая база водолазов в стране, внесённая в своё время в книгу рекордов Гиннеса, бездействует. "Самоуверенность, полководческие амбиции, некомпетентность и элементарная трусость руководителей Северного флота не позволили организовать спасательные работы в Баренцевом море так, чтобы у живых подводников «Курска» оставалась хотя бы маленькая надежда на то, что их спасут" — пишет вице-адмирал В. Рязанцев в своей монографии [7].

В этой же работе [7] можно прочитать: "В средства массовой информации поступала ложь и дезинформация о проводимых спасательных работах"; "профессионалы подводного дела" Северного флота дурачили общественность и руководство страны в отношении принимаемых мер по спасению экипажа затонувшей АПЛ".

Без грифа «секретно» заявляем, что первый камень в тайну о причине гибели «Курска» заложил Командующий КСФ адмирал Попов В.А. СМИ подхватили ложь и усилили её. Правду об истинном ходе событий на борту "батона" мы узнаем не скоро. "Состав правительственной комиссии по расследованию причин катастрофы АПЛ был такой, что заранее можно было сказать, что точной причины взрыва практической торпеды она не найдёт. Для этой комиссии важнее было не установить причину взрыва, а найти его виновника и, главное при этом, чтобы виновник был без имени и фамилии"[7].

Почему Генеральная прокуратура, возбудив уголовное дело, не вынесла протест по поводу включения в состав Правительственной комиссии представителей командования КСФ, руководителей ЦКБ МТ "Рубин" и главного разрушителя всей аварийно-спасательной и поисковой службы контр–адмирала Верича?

И.И. Клебанов, назначенный председателем Госкомиссии по расследованию причин катастрофы, начинает свою деятельность тоже со лжи. Он заявляет: "Никакая спасательная служба не могла бы спасти оставшихся в живых. Такой службы на Флоте нет, и не было"[15]. Цель вранья на всех уровнях одна: что-то скрыть.


СПАСАТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ФЛОТА

На КСФ было спасательное судно «Карпаты», способное поднять грузы массой 600 — 800 т. (В 1994 году судно поставили на ремонт, который так и не был завершён; в 2004 году на нём был спущен военно–морской флаг). А разве можно забыть спасательные суда (СС) «Бештау», «Алтай» и др.? В штате каждого из них состояло около 30 водолазов–глубоководников, готовых к погружению и работе на глубинах 160 — 200 м. Весь личный состав КСФ знал, что главная база аварийно–спасательной службы (АСС) в посёлке Дровяном, в районе рембазы СРМ–1227, находится в постоянной получасовой готовности. На полигонах, в районах островов Сальный и Кильдин, в любое время года шла боевая подготовка АСС. Если не отказывает нам память, учения по спасению личного состава с лодки, затонувшей на глубине более 120 метров, проводились в тех же квадратах, где маневрировала и затонула лодка «Курск».

Стыковка глубоководного колокола с комингс-площадкой лодки — обычная повседневная задача боевой учёбы. В ходе тренировки два водолаза–оператора смело выводили из лодки до 10 человек за погружение. Несколько спусков и экипаж спасён! На цикл спасательного погружения по нормативам отводилось до 60 минут. Барокамеры вспомогательных судов вмещали от 10 до 35 человек. В каждом дивизионе вспомогательного флота были катера типа «Ярославец» с барокамерой. На любом судне, плавкране было не менее трёх хорошо обученных нештатных легко-водолазов, способных работать на глубинах до 20 метров в аппаратах АВМ–1, 3, 5, — погружаться на 40 метровые глубины. Было на флоте и уникальное судно РКС–4, а роль сегодняшнего госпитального судна «Свирь» могли выполнять и гражданские пассажирские суда типа «Клавдия Еланская» или «Вацлав Воровский» мурманского морского пароходства.

Незадолго до аварии Б. Ельцин наградил Золотой Звездой Героя России водолаза-глубоководника капитана 2-го ранга Храмова Анатолия Геннадьевича за ряд глубоководных погружений.

Контр–адмирал Сенатский Юрий Константинович, руководивший АСС ВМФ СССР с 1974 по 1987 гг., рассказывал, что в советское время 100-метровые глубины были дежурными для всей АСС флота. По штатам команды водолазов и водолазов-глубоководников имелись на 15 спасательных судах.


ПАТРИОТЫ И ПРЕДАТЕЛИ

Потом страна развалилась. Так, океанский спасатель «Эльбрус», аналогов которому за рубежом не было и нет, долгое время вынужденно стоял на якоре в Севастополе. Якорь врос в грунт так, что отрывать его пришлось плавкраном. Всё это проделали воровским способом ночью, но не для того, чтобы подготовить судно к учениям, а для продажи на металлолом. Решение принимал капитан 1-го ранга! Вдумайтесь! Судно общефлотского масштаба за бесценок продал на металлолом даже не адмирал и не командующий флотом!

В греческом порту Пирей оказался и крупнейший в мире спасательный буксир «Фотий Крылов», взятый дельцами у ВМФ в аренду (без права продажи). Он тут же был перегнан с Дальнего Востока в Грецию и продан компании «Цавлирис и сыновья» за $1 (такова цена теперь спасателям). Даже англичане назвали эту сделку "сухим пиратством". Состоялся суд (1995 год), по решению которого буксир «Фотий Крылов» должен был быть возвращён в Россию. Судно до сих пор пребывает в Греции.

Подобная же участь постигла в годы перестройки и спасательные подлодки типа «Ленок».

В книге [3, с.29 — 31] опального контр-адмирала Мормуля Н. Г. (в 1978 — 1983 г.г. начальник технического управления КСФ, достойный представитель первого экипажа первой советской атомной подводной лодки) буквально можно прочесть следующее: "Специалисты считают, что если бы такой спасатель оказался на месте гибели «Курска», то сценарий развивался бы по другому пути".

Самое непосредственное и активное участие в уничтожении АСС КСФ принял контр–адмирал Верич Г.С., пришедший на СФ из астраханской ВМ базы. Он был специалистом по чёрной икре и к АСС до того никакого отношения не имел, но уже через год возглавил Управление АСС ВМФ РФ в Москве. Такой вот "специалист" находился среди руководителей работ по спасению «Курска». Если бы на Флоте, начиная с 70-х годов, было поменьше поповых и веричей и заглядывающих им в рот, Флот бы российский устоял. Примеров честного служения моряков Родине предостаточно. Приведу лишь два.

В 1961 году терпит бедствие АПЛ К-19. В море — сильный шторм. Капитан 3 ранга Жан Михайлович Свербилов — командир дизельной подводной лодки С-270, получив сигнал о помощи, не ожидая скорого решения "верхов", трезво оценил обстановку, "вышел из завесы" и взял на себя инициативу спасения людей. Он принял на борт 79 облучённых и вместе со своим экипажем несколько суток ухаживал за пострадавшими. Попытки передать в сложнейших штормовых условиях умирающих людей на прибывшие из главной базы эсминцы успехом не увенчались. Ради спасения жизни людей Ж.М. Свербилов, сознательно рискуя абсолютно всем (карьерой, собственной жизнью, жизнями подчинённых, обострением международных отношений), принял решение войти в территориальные воды Норвегии и в фьорде передать людей. Ж.М, Свербилов — человек долга и чести, талантливый командир, элитный офицер флота рано ушёл из жизни.

Другой пример являет семья Кузнецовых. Отец, Кузнецов Николай Герасимович — Адмирал Красного флота, Нарком ВМФ, Военно-морской министр. Адмирал Флота Советского Союза, член Ставки Верховного Главнокомандования, Герой Советского Союза командовал флотом в предвоенные и тяжелейшие годы Великой Отечественной войны; после увольнения в отставку, несмотря на возраст и здоровье, стал первым не назначенным, а признанным историографом ВМФ. Три его сына (Виктор, Николай и Владимир) пошли по стопам отца, поступив учиться в Ленинградское нахимовское военное училище.

С Николаем Кузнецовым, образцовым нахимовцем, высоченным жизнерадостным симпатичным очкариком, судьба меня столкнула в 1958 году в стенах ВВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского. Никакого высокомерия, ум, начитанность, юмор и музыкальный дар сделали его нашим любимцем.

Николай с юности исповедовал принципы отца — не прогибаться и быть пунктуально ответственным в любом деле. Он не изменил своим принципам во время Чернобыльской катастрофы. Ведущий сотрудник Института атомной энергии, он одним из первых вошёл в помещение "взбунтовавшегося" реактора, сделал не одну сотню уникальных снимков для науки, для нас, сегодня живущих на земле. К сожалению, жизнь его вскоре оборвалась.


Россия платит золотом норвежским и английским водолазам, покупает у них оборудование, скопированное с нашего. Может быть, одной из целей было не допустить своих водолазов к лодке, чтобы они потом не рассказали правду? Вокруг судьбы «Курска» сложился заговор молчания. Кто-то молчит по "подписке", кто-то прикрывает какие-то "высшие интересы государства".