Болотная, альтернативное расследование, ч.3

И вновь я обращаюсь к слову "прорыв". Это очень важное слово, потому что именно оно задает тон всему следствию, и лежит в основе обвинения узников  Болотной  в суде.
Поэтому обратимся к словарям. Для суда это очень важно и сверхсущественно. Поскольку речь идет о столкновениях с вооруженными людьми, то и термин этот есть для подобной ситуации. Он описывается в военных словарях, а именно: 

Прорыв, важнейший этап наступления, заключающийся во взломе подготовленной обороны и уничтожении основной группировки противника на определённом участке фронта огнем артиллерии, ударами авиации и другими средствами поражения, атакой танковых и мотострелковых войск с последующим развитием действий в глубину и в стороны флангов. В зависимости от масштаба и целей наступления, привлекаемых сил и средств П. может иметь тактическое или оперативное значение. П. стал применяться в 1-й мировой войне 1914—18 в связи с созданием на сплошном фронте обороны, состоявшей из позиций, оборудованных системой инженерных сооружений и заграждений и насыщенных большим количеством огневых средств. Для П. такой обороны сосредоточивались превосходящие силы пехоты, артиллерии, а в некоторых операциях 1917—18 и танков. П. осуществлялся на одном узком участке фронта (Верденская операция 1916), одновременно на ряде участков фронта (наступление войск русского Юго-Западного фронта в 1916), на сплошном широком фронте (наступление англо-французских войск на р. Сомма в 1916)... 


Почему же выбрано и всем навязано именно это слово? Да потому что оно очень способствует тому, чтобы в отношении испуганных, полузадушеных в той, специально организованной давке людей возбудить уголовное дело с названием "Организация массовых беспорядков". Да еще накануне инаугурации, да еще вблизи кремлевских стен!
И тогда мы сразу находим ответ на вопрос, отчего больше половины свидетелей защиты стали свидетелями обвинения! Не произноси они этого слова и показания звучали бы иначе.

Военные действия - вот что было заранее приготовлено для всех участников Марша 6 мая. И одежда на омоновцах была соответствующей. Без щитов, наступательная. А много ли об этом говорили в суде? Много ли внимания заостряли адвокаты на том, что в отношении собравшихся были развернуты настоящие наступательные боевые действия?

И если эта операция была наступательная, то какие жалобы от омоновцев можно было рассматривать? Им же этот рабочий день записан как участие в боевых действиях!
А кем тогда являются узники Болотной для власти? Военным трофеем - военнопленными!

Но тогда возникают уйма других вопросов:
- а что, адвокаты не знали, чем грозит неправильное употребление слов в показаниях?
- почему они не работали ни со свидетелями ни с узниками?
- почему не привлекли из числа свидетелей бывших участников боевых действий, бывших военных?
Вопросов еще очень много к...адвокатам а также к их доверителям, оплачивающим этих адвокатов!
И почему сами узники не наняли себе отдельно адвокатов? (опять у меня дежавю: с экипажем Гринпис).

Фраза: "необходимая самооборона" не встречалась почти нигде в показаниях.

И возникает тот самый вопрос, который был задан в первой части этого исследования: Почему так заузили это пространство на Болотной? Ответ простой: в результате военных действий, была заранее подготовлена провокация, которая деморализовала противника и позволила его разбить наголо.

А к нему вылезает и еще один: зачем было нужно столь мощное силовое подкрепление? Потому что в тот день была война против народа России.

Знали ли организаторы Марша о готовящихся действиях со стороны власти? Пожалуй, о масштабности этих действия они вряд ли знали. 
Но, скорее всего о том, что власти применят силу - знали. И о том, что подыгрывали этой власти - тоже знали. Горькая правда.

Пожалуй, один ответ, подтверждающий, что готовится силовое подавление, нам подсказала безголовая Ксения Собчак:
Запись от 7 мая 2012 года в блоге Ксении Собчак: «Вчера я приняла очень непростое решение для себя — первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка. Если бы не знала, конечно, бы пошла».

Стоп! а кто еще знал о сидячей забастовке и стоянии на мосту?

Из показаний Сергея Давидиса, ответственного за безопасность члена оргкомитета 6 мая, члена Координационного совета оппозиции следует, что он вообще не согласовывал безопасность этого мероприятия с полковником полиции Дмитрием Дейниченко (заместитель начальника Управления охраны общественного порядка ГУ МВД России по Москве) 
На этот раз у Дейниченко на отмеры времени не нашлось. В принципе, в рамках своей позиции он вполне адекватный, толковый дядька, но был все время занят. Кроме того, мы всегда рисовали подробную карту митинга и согласовывали ее с властями. За одни сутки мы ничего нарисовать не смогли. И тогда Дейниченко сказал: «Все моменты, которые не были обговорены, будут соответствовать тому же плану и той же схеме, что на предыдущих митингах на Болотной». О перекрытии сквера, дополнительной цепи омоновцев и перемещении митинга с площади на проезжую часть набережной речь вообще не шла».

Т.е. Давидис, будучи ответственным за безопасность вообще не проговорил ни одного шага с властями.

Из материалов уголовного дела, ответ ГУ МВД России по Москве на запрос следователя: «4 мая 2012 года в Департаменте региональной безопасности города Москвы состоялось рабочее совещание с участием организаторов публичной акции 6 мая 2012 года. После совещания был подготовлен план обеспечения общественного порядка и безопасности в городе и картографическое решение, которыми предусматривалась выгородка сквера Болотной площади металлическими барьерами, размещение участников митинга обозначено только на проезжей части Болотной набережной. С организаторами публичного мероприятия картографическое решение и план не согласовывались, до общественности и участников мероприятия не доводились, т.к. эти документы носят служебный характер».



Алексей Навальный, член КС оппозиции:
«Мы сели на асфальт, чтобы люди не двигались вперед. Это было единственно возможное решение: когда колонны зашли на Малый Каменный мост, стало ясно, что сквер на площади полностью перекрыт, то есть для митинга вместо Болотной площади нам оставили узкую полоску проезжей части. Туда бы все не поместились, более того, даже проход туда сузили до 4 метров. Мы поняли, что это полностью противоречит нашей предварительной договоренности с властями, а раз так, то зачем было тратить месяц на бесконечные бодания с мэрией, переговоры? Сесть на асфальт в той ситуации было самым правильным».
Илья Яшин, член ФПС ОДД "Солидарность", член ФПС партии РПР-ПАРНАС: «Сидячая забастовка или что-то вроде «Оккупай Абай» были одним из вариантов, который до митинга обсуждался рядом ключевых активистов протестного движения. Да, я был сторонником этого сценария».​
И ведь именно Яшин первым громко прокричал со сцены, что идет сидячая забастовка у Малого каменного моста... Да и ОккупайАбай с сидячей забастовкой не имеет ничего общего.
Для Ильи Яшина ключевой фигурой всегда был Борис Немцов. Вторая ключевая фигура для него - Алексей Навальный, ну и, конечно же на тот момент - Ксения Собчак. А также Петр Царьков и Сергей Давидис. Других Яшин предпочитает не замечать.
Итак, сидячую забастовку обсуждали "ключевые активисты". А если обсуждали, то должны были отказаться, если у них есть хотя бы капля организаторских способностей. Устроить затор из людей, зашедших на мост и сесть, образовав дополнительную пробку - для этого надо быть "великими стратегами". Я с ужасом вспоминаю тот момент, когда Навальный громко призвал всем садиться. Мы с группой военных и Виктором Анпиловым выпучив глаза смотрели на это действо, забравшись на каменные перила набережной у моста. Глазам своим не могли поверить, что сознательно организовывается давка невиданной силы... А сидящие как-будто ждали притока людей от сцены к мосту.
Была ли связь с властью и ответственными от префектуры? Была, ее осуществлял Геннадий Гудков. Кто виноват в этой давке и в том, что люди с единственной целью - выжить - рискнули вырваться из омоновского оцепления? Да виноваты и власть и организаторы. И вина эта совокупная. И это надо признать. Но ни одна из сторон не желает этого признавать. В результате пострадали и продолжают страдать люди.
Был и еще один важный момент, почему образовалась эта давка.
У Петра Царькова есть примечательный родственник, работающий в Московском омоне. Накануне мероприятия 5 мая, Петр пошел консультироваться к родственнику насчет того, что будет, если они поставят в сквере на  Болотной  палатки. Объективности ради стоит сказать, что весь протестный интернет был наводнен предложениями поставить палатки как на Манежной, так и в сквере на  Болотной .
Однако, треп в интернете - это одно. А вот та самая оперативная информация - это уже другой колинкор.
И мы знаем, что весь сквер был наполнен омоном и внутренними войсками. А собравшимся оставили только  Болотную набережную, узкую и опасную.