Приразломная: разрушаем миф


Почему экологи «прицепились» к « Приразломной »? Гневные комментарии к предыдущим моим статьям заставляют рассказать ту самую голимую правду, которую так тщательно скрывает правительство от своего народа, рапортуя через карманные СМИ о своих достижениях в Арктике. А достижений попросту нет, и, надеюсь, не будет. А вот опасность оставить мир без запасов пресной воды, уничтожить рыбные запасы Печорского и Баренцева морей, уничтожить весь животный мир – есть!  Размахивая « Приразломной » как флагом, Кремль вместе с придворными СМИ творит очередной  миф .


Газпром, выгоняя платформу в море, и не собирался учитыватьвсе нюансы тяжелейшего шельфового проекта. Мурманские журналисты за неделю до отправки « Приразломной » опубликовали шокирующее видео из недр арктического «чуда». Ржавеющее оборудование, облупившаяся краска, горы хлама. Неудивительно, если учесть, что возраст различных частей платформы колеблется от 15 до 27 лет. Источники на «Севмаше» утверждают, что « Приразломная » вышла на месторождение недостроенной. Не выводить ее было нельзя – безоговорочные сроки запуска проекта озвучивал сам Путин. 

Как создавалась « Приразломная »
" Приразломная " в Кольском заливе Мурманска
История  мифа  начинается в лихие 90-е, когда академик Велихов вместе с северодвинскими оборонщиками продавил идею создания «Росшельфа» - отечественной компании, специализирующейся на освоении шельфовых месторождений. Вообще к идеям Велихова надо относиться с очень большой осторожностью. Сейчас продавлена еще одна его идея – оснащать буровые платформы в Арктике электричеством, вырабатываемым атомными подводными лодками, которые предполагается устанавливать на дне моря у буровой. Ох, и опасное предложение. Сразу всплывает вопрос удорожания добычи и без того нереально дорогой в итоге нефти, поскольку встает вопрос утилизации радиоактивных отходов. И суммы затрат на добычу нефти и газа увеличиваются в космической прогрессии. Ни о какой рентабельности просто говорить не приходится. «Овчинка выделки не стоит».

 Но, возвращаемся к нашей буровой. Итак, акционерами нового предприятия стали «Газпром», «Архангельскгеология» (позднее «Архангельскгеологодобыча»), «Севмаш», «Северсталь», Кировский и Ижорский заводы, специализированные КБ и НИИ. .  «Газпром» с 1993 года владел контрольным пакетом акций «Росшельфа». Для добычи нефти и газа в сверхэкстремальных условиях надо было создать «арктическое чудо». И приступили…
 « Приразломную »заложили на «Севмаше» в декабре 1995 года. Ее строительство началось с работы над кессонами (всего их четыре), из которых предстояло составить основание платформы.
К этому времени «Росшельф» уже более двух лет владел лицензиями на Штокмановское и  Приразломное  месторождения
На момент закладки платформы в «Росшельфе» налицо был конфликт интересов акционеров. Все, кроме «Газпрома» и АГД, стремились освоить как можно больше денег на строительстве платформы. При этом сначала единственным источником средств для проекта был «Газпром», который в 1993 году дал правительству гарантии финансирования проектов «Росшельфа» и открыл ему кредитную линию на подготовку ТЭО освоения  Приразломного  и Штокмана. Совершенно понятно, однако, что разработка  Приразломного  (а на тот момент и Штокмана) в приоритете у «Газпрома» не стояла. Тем не менее, в 1993 году «Газпром» смог завлечь в проект иностранного инвестора — австралийскую ВНР Petroleum.
Поддержанные правительством и президентом «промышленные» акционеры «Росшельфа» форсировали начало строительства платформы, для которой на тот момент даже не было еще окончательного проекта. За основу взяли вариант, предложенный работавшим по заказу «Росшельфа» ЦКБ МТ «Рубин», — платформы гравитационного типа без грунтовой засыпки. Срок строительства был определен в 36 месяцев!
ВНР Petroleum привлекла в проект британскую Kellogg Brown & Root, которая совместно с «Рубином» в 1996-97 годах разработала FEED платформы и занималась детальным проектирование кессонов. Кроме того, с участием британцев в проекте была проведена оптимизация затрат, которая позволила снизить стоимость строительства платформы, оценивавшуюся сначала примерно в $1,25 млрд, до $850 млн.
Компенсируя потери, «Газпром» развел на деньги наивного иностранного партнера. По оценкам экспертов, затраты Petroleum в проект составили более 50 миллионов долларов. «Севмаш» осваивал деньги, «Газпром» переключился на другие проекты; только спустя три года австралийцы поняли, что их кинули. В январе 1999 году компания вышла из проекта под предлогом неоправданного инвестиционного риска. Проектирование и строительство платформы фактически заморозилось.
В этот период «Газпром» искал нового иностранного партнера. Им могла стать немецкая Wintershall, однако дальше меморандума о сотрудничестве дело не пошло. В итоге к 2000 году, спустя пять лет после начала строительства, «Севмаш» выполнил только 20% работ. Подготовка технической документации проекта (в частности, верхнего основания) так и не была завершена. Кстати, к этому времени вместо изначально запланированного одного бурового станка (и одной технологической линии) на « Приразломной » после изменения схемы освоения месторождения было решено поставить два.
В России наступала эпоха Путина…

Преждевременная эйфория

На деньги «Роснефти» с « Приразломной » проделана операция, достойная премии имени Остапа Бендера. В 2001 году конфликт интересов в «Росшельфе» удалось снять. «Промышленные» акционеры (после длительного сопротивления) продали свои акции, конечным собственником которых стала «Роснефть». Две госкомпании в конце 2001 года договорились о создании на паритетных началах ЗАО «Севморнефтегаз». ЗАО «Севморнефтегаз» под предлогом экономии отвергает первоначальный проект (куда ушли деньги ВНР Petroleum так никто и не узнал) и покупает в Норвегии старую платформу Хаттон за 67 миллионов долларов. «Севмашу»  в Северодвинске передают верхнее строение и поручают собрать « Приразломную » как конструктор: кессоны наши, верх - с Хаттона. Кроме того, нефтяная госкорпорация взяла на себя обязанности инвестировать в  Приразломный  проект 130 миллионов долларов.

Норвежский металлолом (иное слово подобрать сложно) приходит в Северодвинск со следами радиоактивного заражения (!!!). Разгорается скандал, журналисты начинают выяснять подробности сделки - результаты расследования оказываются шокирующими. «Хаттон» была построена в 1984 году и эксплуатировалась американской компании Kerr-McGee, в британском секторе Северного моря. В 2002 году физически устаревшая платформа была выкуплена норвежской конторой Monitor TLP Ltd (с регистрацией на Каймановых островах) за 29 млн долларов. Но вместо ожидаемого распила на металл платформа перепродается «Севморнефтегазу» по цене в 2,3 раза выше покупной. Почему сомнительной оффшорной компании были переплачены 38 млн долларов бюджетных средств – история умалчивает. Счетная Палата на журналистские просьбы разобраться закрыла глаза.

А «Газпром», «Роснефть» и «ЦКБ «Рубин» под шумок создали ЗАО «Морнефтегазпроект», которое стало генеральным проектантом « Приразломной ».

Конструирование началось…
Вместе с тем покупка Hutton повлекла за собой необходимость перепроектирования верхних частей платформы. Как рассказали «НиК» в ЦКБ «Рубин», для того, чтобы установить на строящийся кессон интегральную палубу и отдельно стоящий жилой модуль Hutton, потребовалась разработка «такой схемы опор, которая исключала бы дополнительное подкрепление кессона и самого верхнего строения». Кроме того, «для размещения необходимого оборудования дополнительно была спроектирована промежуточная палуба и модуль вспомогательных систем. В результате верхнее строение из модульного стало интегральным, что потребовало изменения систем безопасности и вспомогательных систем, введения большого количества компенсаторов деформаций корпусных конструкций и трубопроводов».
Оборудование Hutton использовалось по максимуму и на « Приразломной » составляет до 70%. « Приразломную » начали проектировать с учетом новых вводных… Новый FEED-проект « Приразломной », по тогдашним сообщениям «Роснефти», изменил параметры Hutton по возможностям бурения: вместо 32 скважин — 40. Для этого требовалось установить более мощные насосы, применить агрегаты электроснабжения, которые смогут работать как на дизтопливе и попутном газе, так и на нефти. Технический проект бурового и эксплуатационного комплексов с использованием оборудования Hutton был разработан ЦКБ «Коралл».
В середине 2003 года затраты на строительство платформы, по данным «Вестника «Роснефти» оценивались в $900 млн, а на весь проект — в $2,5 млрд. К этому времени половина инвестиций в платформу была уже распилена освоена, начало бурения на  Приразломном  планировалось на 2005 год. Хотя в 2005 году в интервью «НиК» тогдашний глава «Севморнефтегаза» Иван Чернов заявлял, что инвестиции в освоение  Приразломного  составят $1,7 млрд.

«Мы строили, строили, и наконец – построили» (Чебурашка)
Блестяще провернув операцию, Роснефть вышла из проекта, продав долю в «Севморнефтегазе» «Газпрому» за 1,7 миллиардов долларов (!). «Скрещиванием ужа с ежом» («Хаттона» с кессонами) продолжал заниматься «Морнефтегазпроект». Свои усилия приложили «Коралл», «Рубин» и «Малахит». Вопрос с проектированием вызывал перманентную головную боль у корабелов. Бывший гендиректор «Севмаша» Николай Калистратов публично заявлял, что при наличии проекта готов «сделать платформу из консервной банки». Но когда его в 2011 году «уходили» с завода никакого проекта в помине было. И « Приразломную » строили, как придется. С буровым оборудованием помогли американцы (Indrill International). 

Вопросом о том, будет ли все это работать, конструкторы, видимо, не задавались. 
...В Северодвинском заливе на глубине более 20 метров была отсыпана специальная подушка из щебня. На языке гидротехников - постель. На это Гулливерово ложе площадью в 10 тысяч квадратных метров и высотой 2,5 метра был поставлен 70-тонный кессон « Приразломной ». Затем на притопленный кессон со специальной баржи накатили конструкции верхнего строения платформы. Сложнейшая операция требовала максимальной точности в расчетах. Поверхность гравийной постели должна быть идеально ровной, допускающей отклонения не более 8 сантиметров. При установке кессонов было много интересных моментов…

При этом выяснилось, что большую часть оборудования и конструкций североморской платформы в условиях Арктики использовать нельзя — это показали итоги зимовок Hutton в Мурманске и на «Севмаше»).
По информации ЦКБ «Рубин», большинство оборудования Hutton в итоге было демонтировано и заменено на новое, также демонтированы и заменены трубопроводы, воздуховоды и кабели. Кроме того, оказалось, что и жилой блок Hutton не отвечает необходимым требованиям, поэтому он был спроектирован заново. 
Осенью 2007 года «Севморнефтегаз» разместил на Выборгском СРЗ заказ на строительство жилого модуля. К этому времени на «Севмаше» было закончено строительство всех четырех кессонов, которые были уже скреплены между собой. Выборгский СРЗ закончил строительство жилого модуля в 2009 году, и летом он был установлен на основание. По оценкам специалистов, в итоге от Hutton было использовано не более 30% оборудования и конструкций. 

Закрыть проект нельзя, реализовать – практически нереально, а Запад смеется уже в открытую. В итоге было решено пойти «ва-банк». На этот период приходится весьма знаменательная дата: в конце 2008 года — через 13 лет после начала строительства! — Государственная экспертиза выдала положительное заключение на окончательный проект « Приразломной ». Независимую экологическую экспертизу провести никому не дали, засекретив документы.
В течение 2009-10 годов на «Севмаше» велся монтаж оборудования и шли пуско-наладочные работы. В частности, осенью 2010 года с установкой обеих частей вертолетной площадки был окончательно сформирован внешний вид платформы. Подрядчиками сооружения площадки выступили ОАО «Волгоградская фирма «Нефтезаводмонтаж» и ООО «Газпромэнергодиагностика». Тогда же на «Севмаше» появились специалисты американской Indrill International, которая спроектировала буровую вышку и поставила для нее оборудование. Перед отправкой платформы в Мурманск они завершили основные работы по монтажу бурового оборудования.
В ноябре 2010 года « Приразломную » отбуксировали в Мурманск на 35-й судоремонтный завод. Сам завод уже «приказал долго жить», от него остались лишь небольшие цеха и конструкторское бюро.  Закончить строительство платформы на «Севмаше» не позволили глубины заводской акватории. Да и на 35м заводе в Кольском заливе глубины не позволяли. Тем не менее именно в мурманской акватории Кольского залива, для того чтобы принять платформу,  провели дноуглубительные работы, подготовили к установке 20-метровый мост, связывающий причал с понтоном. К концу года 2010 года « Приразломная » была «привязана» к берегу, и на ней начался монтаж трубопроводов, прокладка кабеля, изоляционные и покрасочные работы. Плюс к тому на 35-м СРЗ проводилась балластировка: в кессон заливались вода (120 тыс. тонн) и бетон (144 тыс. тонн, для этого на берегу в спешном порядке выстроили два бетонных завода).

Что получилось?
Как при температуре -40 работать на ветру с
незащищенными кабелями?
По информации заместителя гендиректора «Севмаша» Валерия Бородина (до лета 2010 года он являлся ответственным сдатчиком платформы), в сооружении « Приразломной » участвовало порядка 100 подрядчиков и поставщиков. При этом «комплектация платформы — почти вся импортная, российского немного, однако интеллектуальная составляющая проекта — отечественная». При этом, как рассказал в интервью глава «Газпром нефть шельфа» (преемник «Севморнефтегаза») Александр Мандель, доля участия российских компаний и стоимость работ, выполняемых отечественными специалистами в ходе строительства « Приразломной », составят не менее 90%.
Итоговые характеристики « Приразломной » таковы: стационарная ледостойкая морская
Вертолетная площадка " Приразломной "
платформа, являющаяся стационарным сооружением гравитационного типа спроектирована для круглогодичной работы в экстремальных климатических условиях — в паковых льдах и при температуре до –50°С. Она состоит из кессона, промежуточной палубы и верхнего строения. Водоизмещение « Приразломной » — 117 тыс. тонн.
Размеры кессона — 126х126х24,3 м, он отчасти заполнен водным и твердым балластом, плюс к тому в кессоне находятся нефтехранилища объемом 130 тыс. м3, насосные станции и топливные цистерны.
Верхнее строение установлено на палубе размером 93х93 м, его сухой вес составляет 40 тыс. тонн. На нем расположено буровое (одна вышка порядка 50 м), технологическое (два крана) и вспомогательное оборудование, жилой блок (на 200 человек) и вертолетная площадка.
Проектный срок службы платформы — 25 лет. 

В заключение — два слова о сроках окупаемости проекта. К моменту ухода из «Севморнефтегаза» «Роснефти» он оценивался в 10,5 года. При этом тогда в проект были заложены льготы, предусмотренные режимом СРП, на который, как известно, Приразломное  так и не было переведено.
По словам Александра Манделя, затраты на обустройство  Приразломного  месторождения составили $4 млрд, из которых порядка $1,8 млрд (55 млрд рублей) было потрачено на строительство платформы. Есть и другие цифры – 7 млрд рублей… 


А скотчем не пробовали?
Первый же шторм в Печорским море оторвал единственную связующую платформы со всем внешним миром – трап. Рабочие не без страха в голосе шутят: "Платформа разваливается". Оказалось, что трап проектировался, как временный, но впопыхах "великой стройки" постоянным сделать его просто забыли. Видео этого действа можно увидеть здесь.

Экологические риски
Именно на экономической нецелесообразности проекта - сосредотачивали свою критику « Приразломной » природоохранные организации мира. Они все как одна (в том числе WWF и Greenpeace) утверждали, что Россия - великая нефтяная держава и разрабатывать месторождения в экстремальных условиях просто нет нужды.
Действительно, суммарная добыча на « Приразломной » за 25 лет составит лишь около 15 процентов ежегодно добываемой в стране нефти - в этом смысле серьезного влияния на экономику платформа не окажет. Кроме того, ни «Газпром», ни «Газпром нефть» недостатка в месторождениях на суше не испытывают.

Критикуют « Приразломную » и за тот самый резервуар емкостью сто тысяч тонн. Если предположить, что с платформой «что-то пойдет не так», эти сто тысяч тонн выльются наружу. В WWF напоминают: утечка 40 тысяч тонн нефти на Аляске больше 30 лет назад до сих пор сказывается на экосистеме региона. в 2012 году гендиректор компании «Газпром добыча шельф» говорил журналистам в Мурманске, что российская промышленность не готова к морским проектам и 80 процентов оборудования « Приразломной » оказалось бракованным. Неудивительно, что на таком новостном фоне активисты Greenpeace провели уже вторую акцию у « Приразломной ». В «Газпроме» нехотя уверяют, что от запуска месторождения с экологией Печорского моря ничего страшного не случится, но аргументы природоохранных организаций не становятся от этого менее убедительными. Все попытки экологов получить материалы для общественной экологической экспертизы получили категорический отказ. Между тем, ключевой документ – «план ликвидации разливов нефти» - у «Газпром нефть шельфа» (переименованный «Севморнефтегаз») просто отсутствует. Согласно озвученным данным Госэкспертизы, за ущерб, который в течение 25 лет « Приразломная » нанесет уникальным рыбным запасам Печорского моря, «Газпром» готов выплатить... 6,6 миллионов рублей (!).  В случае большой аварии все убытки будут гаситься из карманов налогоплательщиков.

...Платформу выгнали в море, экологи России собрали более 10 тысяч подписей под обращением к Путину с требованием остановить реализацию проекта. Международные экологические организации начали объединяться в борьбе за сохранение Арктики, создания из нее Природного наследия для будущих поколений. Баснословная дороговизна добычи нефти в Арктике делает всю эту затею пустой и крайне вредной.

  Миф , как известно, либо разрушается сам (как утерянный на « Приразломной » трап), либо гибнет следом за цивилизацией, его породившей. Но пока мифотворец правит бал, вера в то, что из консервной банки можно создать «арктическое чудо», будет жива.

 Елена   Васильева 
эксперт-эколог
Почетный член Союза военных моряков
Продолжение следует...