Слив засчитан

За последние пару недель очень большое количество людей задавали мне один и тот же вопрос: почему Координационный совет оппозиции не поддержал требования нашей с Будниковым голодовки. Нашим  медиа-лидерам просто не выгодно афишировать серьезные и важные инициативы политического актива внесистемной оппозиции. Чтобы разобраться в том, почему они ведут себя именно так, а не иначе, предлагаю провести небольшой экскурс в историю российского протеста. И тогда вы все поймете сами.

Пожалуй то, что происходит в российской оппозиции можно разделить на 4 этапа. Первый этап – с 2001 года по 2005 – время, когда активно зачищалось политическое поле. И только правозащитники и экологи умудрялись держать остатки гражданского протеста, ежегодно собирая Гражданские конгрессы в день празднования Дня Конституции - праздника, который во всех странах призван гордиться своей страной.

Это было время, когда представители регионов  постоянно взывали к протестным политическим лидерам партий Яблоко, СПС, Республиканской и т.п.  - Явлинскому, Немцову, Рыжкову Касьянову, Хакамаде  с просьбой объединиться. Он этим лидерам было достаточно того, что в своих выступлениях они пиарились на фоне остатков гражданского общества России.
Наступление на общественные объединения было жестким. Оставляли лишь лояльные власти организации, остальные НКО, не контролируемые администрацией попросту закрывались. Партии упразднялись. Необходимо помнить, что неправительственные организации возникали там, куда не доходили руки чиновников: инвалидные всех видов, экологические, правозащитные. Люди самоорганизовывались в надежде защитить свои права, помочь наиболее беззащитным слоям населения. Именно такие организации уничтожались первыми. К концу 2005 года общественно-политическое поле в России было полностью зачищено.
Второй этап,  пожалуй, переломный в истории России. Это период с 2005 оп 2007 годы включительно.  Он характеризовался тем, что Гарри Каспаров предпринял попытку создать Объединенный гражданский фронт в виде переговорной площадки для партий, общественно-политических движений. Главной задачей было воссоздать активные протестные движения право-левого толка, помочь людям различных политических взглядов собраться вместе для защиты своих конституционных прав. Уже тогда было ясно, что режим Путина не останавливается ни перед чем, превращая страну в личную кормушку.
К этому же времени относится отмена  празднования Дня Конституции (12 декабря 2005 года). Этот праздник во всех странах свят для граждан любой страны, поскольку Конституция – основной закон – охраняет основные права граждан. Но правивтельству Путина именно это очень мешало. Клянясь во время инаугурации на Конституции, он и не собирался ее охранять. Гайки завинчивались повсеместно.
Объединение политиков было достигнуто только с Касьяновым, Лимоновым. К внесистемной оппозиции на том этапе примкнули Андрей Илларионов, Виктор Геращенко. Это время, когда по России впервые прокатились Марши несогласных, была создана коалиция Другая Россия, которую поддержали все члены Всероссийского гражданского конгресса. На политическом поле появляется новое имя - Сергея Удальцова. Но это еще и было время первых массовых репрессий, выступления ОМОНа против своего народа: первые незаконные задержания, избиения, первые фальсификации уголовных дел против оппозиционеров.
Внесистемной оппозицией открыто стали называть те объединения, которые не принадлежали зарегистрированным политическим партиям, т.е. находились вне системы, подконтрольной Кремлю. Это время, когда с экранов ТВ на всех лидеров внесистемной оппозиции лились потоки грязи, и народу России навязывался образ внесистемной оппозиции, как проплаченных Госдепом засранцев, уничтожающих экономическую и политическую систему России, а Каспарова как главного разрушителя стабильности страны.
Одновременно, в этот период все мало-мальски известные люди, не согласные жить в положении рабов оказались в так называемых стоп-листах. Попросту о них было запрещено рассказывать, запрещено показывать по ТВ.
В конце 2007 года была предпринята попытка уничтожить сам институт Гражданского Конгресса: разделить представителей гражданского общества на политических активистов и только гражданских. Однако именно это и было той самой политикой государства по разобщению тех, кого можно уже было назвать просыпающимся от спячки обществом. Все это происходило накануне выборов Президента и Государственной думы. Внесистемная оппозиция приняла решение выдвинуть своих кандидатов, прекрасно осознавая, что нет смысла играть на политическом поле, созданном Кремлем. Но именно этого недопонимали еще очень многие, надеясь на честные выборы.
Ясно, что никто из выдвинутых кандидатов на пост Президента РФ, а их было более 20и человек, зарегистрирован не был. И не был допущен к выборам. Но, несмотря на это протестная активность начала набирать обороты. Помимо Маршей несогласных, проходящих под эгидой уцелевших лидеров внесистемной оппозиции, народ стал выходить на Стратегию – 31 в защиту 31й статьи Конституции, организованной совместными усилиями правозащитников, 12 числа каждого месяца под эгидой Левого фронта (С.Удальцов)  проводятся Дни гнева. Обыски и задержания не прекращаются ни на минуту по всем регионам страны.
Третий этап (2008 - 2011), это время после запрета последних сомнительных для власти партий, таких как СПС, Республиканская, запрета нацболов, которых объявили экстремистской партией. Время переформирование оппозиционных сил России: лимоновцы забирают себе название коалиции «Другая Россия» и становятся движением другороссов.
Оставшись без собственных партий , не умея ничего другого, как жить в партийной плоскости, к внесистемной оппозиции примыкают Борис Немцов и Владимир Милов,из партии Яблоко исключен за скандалы Илья Яшин. Без дела остается Владимир Рыжков. Достаточно слабым продолжает быть движение Михаила Касьянова.
Наступает время, когда эти политики задумываются над объединением.
Гарри Каспаров предлагает  Немцову войти в Объединенный гражданский фронт, но в этом случае Немцов становится не лидером, как в СПС, в только одним из членов Бюро ОГФ. Оставшимся без своих партий лидерам нужна политическая реанимации. В конце 2008 года создается Объединенное демократическое движение «Солидарность».  Огромное количество политических активистов понимают, что Немцов – вообще не та фигура, за которой может пойти народ как и Лимонов, который своими капризами и причудами утомил всю внесистемную оппозицию. Внутри ОГФ выросли свои лидеры, но в угоду экстренной реанимации политических долгожителей, этих, новых начинают искусственно задвигать назад.
Тратить силы членов Объединенного гражданского фронта, которые в одночасье превратились в волонтеров по реанимации старых политиков – это было крупнейшей ошибкой Каспарова. Вместо развития и сплочения, члены ОГФ встали перед выбором: поддерживать Лимонова, который на тот момент олицетворял левые силы как и Удальцов или Немцова, олицетворявшего правые силы оппозиции. Весь этот период Эдуарда Лимонова лихорадило. Он умудрился переругаться со всеми, откровенно дестабилизируя обстановку в протестном поле.
Пока ОГФ был только переговорной площадкой во всех регионах – это было ясно и понятно, а тут вдруг всем было предложено идентифицировать себя с политической силой определенной направленности, т.е. дробить силы.
Все это было бы не плохо, если бы в результате этих действий движения обрастали народом. Но народ пока еще безмолвствовал. А в ведомстве Глеба Павловского не дремали: политическое противостояние набирало обороты. Кремлю был явно выгоден такой распад уже имеющихся активистов на множество мелких движений.
Удержать всех в плоскости протестного поля была призвана Национальная Ассамблея. Но ни Рыжков, на Немцов ни Хакамада, ни правозащитники (Г.Сатаров, Л.Алексеева) не подержали такого объединения.
И так хорошо начавшийся проект развития Протопарлпмента был просто похоронен лидерами протеста, прекратившими финансировать этот проект.
Правые силы в лице Немцова, Касьянова, Милова, Рыжкова предлагают российской оппозиции вновь игру на политическом поле Кремля: создается партия для участия в предстоящих выборах- ПАРНАС. Еще не успев оформиться и закрепится движение Солидарность получило мощнейший удар: предложение вступить в новую партию, готовую идти на выборы. Те, кто прошел школу бесчестных выборов в 2007-08 годах было просто разочарованы. Выборы мэра Сочи в 2009 году так же в очередной раз подтверждали, что нет смысла играть на политическом поле Кремля – участвовать в выборах – политических играх шулеров. Надо создавать свое правозащитное политическое поле. Тем не менее, ПАРНАС создали. Из движения "Солидарность" в него вошло не более четверти участников движения. И Солидарность и ПАРНАС не приветствовали переговоров с левыми силами и националистами. Начал нарастать виток противостояния между политическими силами уже внутри оппозиции.
Выборы 2011 года опять доказали, что с шулерами Чурова играть нет смысла.
В начале 2010 года, как чертик из табакерки, на политическом поле появился Алексей Навальный. Для настоящего протеста внесистемной оппозиции эта фигура является до сих пор загадочной. Обыкновенный блоггер вдруг так усилился, что стал в Интернете бешено читаемым. Те, кто прошли массу провокаций не сомневаются, что Навальный – это проект Кремля «под прикрытием». Делается это просто: ФСБ выбирает человека, дает ему взрывную информацию в руки, а СМИ начинают раскручивать такого человека, как смелого открывателя и защитника. Старый приемчик.
Бесчестные выборы возмутили народ,и Навальный, по началу в блогосфере рассказывавший, что не собирается заниматься политикой, вдруг в одночасье таким политиком становится - лидером проснувшихся «сетевых хомячков», затмевая всех предыдущих "протестных" политиков.
Это надо было как-то исправлять, поскольку никто из реанимированных в 2008 году, не хотели уходить с политической арены.  На свет появляется Координаионный совет оппозиции, в который вводят путем подтасовок только себя любимых, полностью дистанцируя себя от настоящего протестного движения, но при этом присваивают себе право говорить от всех тех, кто выходит на улицы. И все происходит, как в басне Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь».
Реальный протест остался сам по себе, а "лидеры" – сами по себе. И лидеры реального протеста задвинуты еще дальше в толпу, чтобы не мешали и не будоражили КСовское болото, которому выгодно как мантру повторять фразу о коллегиальном руководстве.
Чтобы хоть как-то приблизить медийных «лидеров» новые члены внесистемной оппозиции создают экспертный совет оппозиции, предлагают КС массу интересных предложений от рядовых активистов. Но избранный КС ведет себя так, как-будто ни каких предложений нет и в помине., т.е живет свей жизнью, присвоив себе право вещать от имени возмущенного народа. Главное, не давать всем объединиться. Голос Каспарова в этом "болоте" уже и не слышен.
Одновременно, из представителей ОГФ, ОДД Солидарность предлагается учредить новые политические партии, а всем, кто не входит в них, остается неохваченными, предложено вступить в новые правозащитные движения, финансируемые Прохоровым (читай - Кремлем) для того, что бы участвовать в заведомо нелегитимных выборах на том же поле Кремля.
Круг замкнулся, историю предлагают через 4 года повторить по-новой: участие оппозиции в заведомо проигрышных выборах с делением политического протеста на много мелких осколков большой мозаики. Т.е. всю протестную активность начала 2013 года можно сопоставить с периодом 2001 – 2003 годов - политическое поле протеста ослаблено, но еще не зачищено.
Слив протеста КСовскими медиа-персонами засчитан!
Вот почему самые болевые точки общества им не выгодно оголять, и поддерживать важные инициативы снизу. И то, что правозащитники включились в этот слив, уже не удивляет. Руководство всеми лидерами осуществляется из одного и того же ведомства...
Пора разрывать этот порочный круг.