Кремлевская охота

сохраненная копия

То, что на активистов гражданского протеста Москвы и, как цепная реакция, регионов, начата своеобразная «охота», стало ясно уже давно. Однако в 2013 году эта тенденция приобрела вид «Девятого вала» Айвазовского. 

 По всей видимости некоторые планы Кремля по снижению накала в среде оппозиции рассыпались. Напряжение нарастает, баталии идут уже на Красной площади, контроль за протестным движением просто перестал существовать. Кремль начал новую атаку на российских защитников Конституционных прав граждан.



 Давайте проследим цепь событий. На третьей волне протеста, поднятой в результате нечестных выборов Алексею Навальному в созданной им блогосфере удалось поднять людей на Марш миллионов. Очень многие рассчитывали, что это – новый лидер протестного движения. Однако вскоре стало ясно, что обратной связи у Навального с настоящими движителями протеста просто нет. И пока волна восхищения новым лидером катилась в регионы, московские активисты почувствовали на себе горечь разочарования. Многие из них обращали взоры к Гарри Каспарову, как основателю протестного движения в России с 2005 года. Но и он оказался, мягко говоря, в стороне. Позиция Бориса Немцова просто не понятна – в регионах движение еще не сформировалось, а ни кому не нужная чистка рядов внутри Солидарности, явно не солидарные действия в отношении даже далеко не рядовых членов движения привели к тому, что лучшие люди стали из него выходить.
 По счастью они никуда не деваются, но уже не составляют организованную группу людей, действия которых можно контролировать.
Единственным лидером протеста, имеющим настоящую прямую связь с реальным активом протеста оставался Сергей Удальцов. Его постоянное живое общение с участниками лагеря ОккупайАбай и другими Оккупаями в значительной степени прибавило ему веса и доверия в глазах гражданских активистов. Именно поэтому власти и решили нанести удар по Удальцову, как наиболее сильному лидеру.

Не сработал план Кремля и по растаскиванию актива протеста по партиям. Каждый гражданин ощущает в себе внутреннюю свободу и примыкает к той части протеста, в котором чувствует себя свободным. Надежды на то, что с уходом активных граждан внутрь партий ослабнет сам активный протест - не оправдались.
Таким образом, усилия Кремля по полному контролю над гражданским протестом не удалось. Средства ушли  впустую.

Осенью 2012 года прошли выборы в Координационный совет оппозиции. На это действие смотрели как на важную веху объединения всех право-левых сил. Теперь же думающие люди понимают, что эта акция, по всей видимости, хорошо планировалась Кремлем: В КС  основном те, кто мог в той или иной степени финансировать организацию и проведение протестных мероприятий. Но не реально планировать и организовывать. Оставшись без «механизма реализации» - попросту денежных средств, сам протест должен был захлебнуться. 
 Расчет был прост: оторвать «голову» от «туловища», что и произошло. Медиа-лидеры были оторваны от своих движений и от протеста вообще. 
Кроме того, власти торжествовали, сыграв на элементарном чувстве соперничества: почти за каждым медиа-лидером изначально стояли реальные активисты, которые тянули на себе организацию всех мероприятий, так сказать, «молчаливые рабочие лошади». Многие из них, как это ни странно для единомышленников, представляли реальную угрозу имиджу уже раскрученных протестных лидеров. И таких новых людей старались отодвинуть подальше к рядовым активистам: уступать место, пусть даже в протесте, старым лидерам не хочется.  Им важнее сохранять свои позиции, на что их постоянно подвигают те, кто в кулуарах нашептывает им алгоритм действий, а по сути, руководит либо развитием либо торможением самой протестной активности. То есть в своих амбициях лидеры протеста из КС в большинстве своем даже не заметили, что стали игрушками в руках кремлевских политтехнологов.

Эту фальшь почуствовали. Те, кто вышли из движений привнесли в уличный протест и свой опыт. По сути, война власти с народом приобрела характер партизанской со стороны протестных активистов.
В тот момент, когда  властные структуры считали, что у них под контролем каждый шаг оппозиции, активисты протеста, хорошо усвоившие уроки Оккупаев стали объединяться сами, не дожидаясь, когда КС начнет принимать внятные решения, причем объединяться, уважая политические взгляды других, на надполитической основе

С удивлением наблюдала, как зачастил в ряды активистов протеста Глеб Павловский – кремлевский политтехнолог, жалующийся, что он теперь не в фаворе Кремля. Но там бывших не бывает.  Скорее всего, от бессилия, поскольку в "броуновском движении" российской реальной внесистемной оппозиции, существует четкая координация внутри неорганизованных групп социального и политического протеста, полностью бесконтрольная со стороны власти и автономная от Координационного совета оппозиции.

То есть план «КС» у Кремля не сработал:  контроля за гражданскими активистами, на который так рассчитывали власти не произошло, рассеивание вне движений и по партиям дали абсолютно обратный эффект: горизонтальные связи между активистами укрепились.

Но на войне как на войне. Никто ни с одной стороны сдаваться не собирается. Помимо законов, которые бездумно штампует ГосДура, ограничивая права и свободы своих избирателей, и граждан есть еще и силовой аппарат, на который теперь возложена карательная функция. Оппозиционное поле приказано зачистить. Но сложно зачищать то, чего с виду нет, а на деле реально существует. Это как параллельный мир.

Сверху приказано готовить новые тюрьмы для политических заключенных. Однако прикинув, что всех не пересажать – слишком яростно гражданские активисты борются за каждого политзаключенного, подготовку тюрем для политзаключенных переложили на плечи губернаторов регионов, а те предложили УФСИНам поискать средства из сэкономленных, т.е. из личного бюджета. Поскольку бюджеты каждой госструктуры давно превратились в личные кормушки начальников, то те не спешат что - либо переустраивать, ремонтировать, или делать минимальные ремонты.

И власти добавили новую тактику - отдали приказ максимально расширить свои структуры в ФСБ, почти в три раза. Благо для них, продажных отморозков всегда в любом обществе хватает. А за деньги и подавно: корысть, глупость, подлость всегда идут рука об руку.

 Естественно, первым надо было обезглавить реального народного лидера Сергея Удальцова. Как фабрикуется против него дело на пустом месте, знают все, кто интересуется политикой. Но этого мало. 
В Левый фронт были запущены провокаторы, цель которых просто ссорить людей в движении между собой. Так, бытовушки мелкие: распространение сплетен, разжигание ссор. Они обычно хорошо срабатывают там, где люди с мышлением бройлеров. Быстро ссорятся, движение ослабевает. Но в Левом фронте очень здоровые силы, и разбить людей почти невозможно.

Под пристальным вниманием оказались и националисты.  В среде националистов очень много молодежи, которая была привлечена не столько идеями, сколько хорошей атрибутикой, формой, возможностью самовыражения в отрядах, лагерях, организованных тусовках на патриотической основе,  поистине очень интересными исследованиями русской древней самобытной культуры, (здесь мой респект организаторам), словом, на движухе, которую так любит молодежь. И считая, что все эти многочисленные националистические группы разрозненны, именно сейчас туда запущен план по расколу внутри националистов: началась травля на их лидеров и тоже мелкие разборки. Все это создано искусственно. И многие, втянутые в разного рода скандалы даже не подозревают, что действуют по плану фсбшных провокаторов. А Демушкин с кадыровцами  ни с того ни с сего начал готовить отряды прямого действия, готовя своих людей «для наведения порядков на улице», - это совместно с чеченцами. Другого лидера бы давно закрыли по 282 статье за такое начинание, а здесь нет, дан «зеленый свет» проекту. Опять в расчете на быдловское мышление. 
Но анционалистов тоже почти уже невозможно разбить. Крещенные омоновскими дубинками они ненавидят холуйскую власть так же яростно, как и власть их.

Не трогают движение Минина и Пожарского, пожалуй, единственное, которое изначально было создано в недрах спецконтрразведки.

Сложнее оказалось с так называемыми белоленточниками, движением Сопротивление, Мемориалом, воинским блоком и рядовыми активистами, поддерживающими эти движения, и не вступившими в какую-либо партию.

Стоит ни на минуту не забывать, что все партии, представленные в Государственной думе финансируются в основном Кремлем. И в зависимости от покладистости партийных лидеров зависит и финансирование. Напрямую. Роли расписаны. Задание разбить актив протеста получено.
На роль «могильщиков» демократической оппозиции назначены несколько известных фигур, в числе которых как всегда Явлинский (руками Митрохина), Зюганов (тоже как всегда) и Прохоров (помним – друг Путина и его же партнер по бизнесу).

 Митрохин пошел в «лобовую атаку», придя к активистам московского протеста на собрание и предложив им половину мест на выборах. Забыв о том, что в 2010 году Яблоко приняло на своем съезде решение в угоду Кремлю – не взаимодействовать с оппозицией, и с требованием к своим партийцам выйти из оппозиционных движений.  Людям после этого съезда в регионах приходилось выбирать: оставаться в Яблоке или в оппозиционном движении. Собственно, гражданские активисты Митрохину об этом напомнили, и не соблазнились столь «туманным» предложением: пройти через праймериз, а кто останется, тот и будет  выдвинут по партийным спискам.

Зюганов действует иначе: понимает, что доверие к нему и внутри КПРФ давно подорвано. Его люди проводят душещипательные беседы, приглашая по одному активистов протеста к себе. В открытую идти на переговоры пока не осмеливаются, но принимают активное участие в дискредитации ряда харизматичных личностей в Левом фронте.

Прохорову дано иное задание:  действовать через правозащитников, окольным путем. Понимая, что вся оппозиция на материальном «подсосе», попросту без средств, он предложил Л.Алексеевой и Л.Пономареву помощь в организации нового движения, в котором будут объединены правозащитники и гражданские активисты, с условием, что движение Гражданская Федерация будет гражданским, но не политическим. Т.е. предложено политическим активистам перестать быть политическими. 
Но амбиции прохоровцев пересилили. И в прессе исполнители Прохорова озвучили, что движение это будет использовано на предстоящих выборах в качестве волонтеров. Привыкнув работать с теми, кто готов продаться за деньги, Прохоров не учел, что решил «причесать» граждан России, сознательно выходящих на политический протест, понимающих, откуда «уши растут». Зря раньше времени отрапортовал Путину.

ПАРНАС также робко предложил активистам участвовать в выборах не членам партии, но на ее стороне. Поскольку в ПАРНАСЕ, партии «5 декабря» много единомышленников, с этими партиями активисты взаимодействуют, но их партийной дисциплине не подчиняются. Быть может все сложилось бы иначе, если бы лидеры новых оппозиционных партий, сошли с политического Олимпа и начали общение с теми, от имени кого они вовсю вещают, не спрашивая мнения реальной оппозиции.

Но пока все есть так, как есть. И в условиях, когда власти на каждом шагу заготовили сотни ловушек, для объединенного на горизонтальных связях протеста, остается одно: видеть эти ловушки, менять то, что возможно изменить, исправить ошибки, если они допущены, внимательно слушать и слышать друг друга и не допускать ссор внутри контактирующих между собой групп и политических активистов, быстро набираться политического опыта.