Суд над Удальцовым: пострадавшие его не видели

Сегодня закончилось шестое по счету судебное заседание по делу узников Болотной, лидера Левого фронта Сергея Удальцова  и Леонида Развозжаева.
Если бы пресса обратила внимание на эти судебные слушания, то по содержанию самих слушаний этот процесс затмил бы судебные заседания у Пусси Рает. Помнится, что целые диалоги из судебного заседания над панк-феминистками легли в основу новых спектаклей.
Прошлая неделя показала, что в  суде  могут рождаться еще более утоненные перлы.

Выяснилось, что никто из опрошенных  пострадавших  омоновцев ни Удальцова , ни Развозжаева  не   видели  и претензий к  ним  не имеют. При этом  суд  выявил, что свидетелями по делу проходят из числа силовиков не только сотрудники омона, но и снайпера, и взводы дивизии Дзержинского. 

Все без исключения свидетельствуют, что получили приказ надеть бронежилеты уже к 13 00, т.е. за три часа до начала мероприятия, поскольку им сообщило руководство о готовящихся массовых беспорядках. НО все почему-то забыли вооружиться защитными щитами. 


Все без исключения описывают собравшихся, как оголтелую озверевшую толпу. Также в  суде  прозвучало признание о том, что спецсредства все-таки применялись
При этом на закономерный вопрос:
- Могли ли цепи омона отступить немного назад, ответ один: 
- Был приказ держать цепочку, первым заслоном которой и были бойцы 19и летние срочники дивизии Дзержинского.

Итак,  суд  скрупулезно выяснял обстановку на так называемых массовых беспорядках. 

Силовики пострадали... кто морально, кто от царапины, кто от покраснения на коже. А еще морально страдали от порчи не принадлежащей  им  формы, которую с них снимали (шлемы и  бронежилеты) и бросали в реку. 
Наиболее пострадавшим в  суде  предстал срочник, 19и летний парнишка, у которого оказалось сожженной роговица глаза. Правда,  суд  так и не дал выяснить, в какой момент парень получил увечье, и вообще, было ли это на Болотной. 

Все вопросы к потерпевшим с просьбой охарактеризовать суть массовых беспорядков, жестко отклоняются  судом . И судье Александру Замашнюк, имя которого уже есть в списке Магнитского, постоянно приходится исправлять ситуацию, помогая обвинению. Шутка ли, ему  сверху давно дано задание посадить  Удальцова  на 10-12 лет.
Поэтому  суд  и прокурор всячески стараются задавать потерпевшим вопросы так, чтобы они отвечали на них односложно: да или нет.

Например, сегодня и прокурор и судья откровенно намучались, когда потерпевший омоновец Филлипов никак не мог самостоятельно рассказать о полученных травмах. Зафиксированные судмедэкспертизой синяки никак не соответствовали местоположению на  его  теле, его собственным показаниям. А фигурировавший в его показаниях по болотному делу попавший в него лимон уже трансформировался в желтый круглый предмет, предположительно, бильярдный шар.

 У большинства опрошенных потерпевших и экспертиз-то нет. Например, допрос пострадавшего  омоновца Коваленко:
Адвокат Аграновский: 
- Как вы можете доказать, что вам в шею попал камень? 
Коваленко: 

- Сейчас никак, на тот момент была царапина
Судья Замашнюк:
- Секундочку, я процитирую вам Достоевского: "...ни одному человеку не дано понять чужую боль..."

Или  пострадавший  честно свидетельствует, что вооруженного сопротивления тоже  не  видел . Тут судья Замашнюк занервничал и стал разъяснять, что поднятый камень может стать оружием.

Все присутствующие в зале  суда  отметили, что судья Замашнюк очень любит читать лекции по любому поводу, будто  он  не в зале  суда , а на лекции студентов. Причем, тема лекции может быть любая.

Судья заботливо справляется о здоровье каждого силовика. Создается иллюзия того, что мы не на судебном слушании, а в детском саду на родительском собрании.
И плохие дяди с тетями собирались группами по 20-30 человек и по - одному вылавливали бедных омоновцев. Били их арматурой (да-да, теперь  пострадавшие  утверждают, что на Болотной была заготовлена специально напиленная для этого арматура), кидали в них камнями, причем прицельно из заранее заготовленных куч. Был разобран весь асфальт на Болотной набережной, а одноместная палатка была поставлена почти на проезжей части и мешала движению транспорта.

При этом  суд  категорически не желает рассматривать ни одного ходатайства Леонида Развозжаева, который неоднократно сообщал и  суду  и начальству СИЗО об ухудшении здоровья, потере слуха. Констатировал, что в СИЗО  его  возвращают после  суда  в час ночи, а 6 утра уже приходится вставать. Адвокат Аграновский также констатировал, что не имеет ни какой возможности общаться наедине с подзащитным, поскольку охрана просматривает все документы.

Поразительно странная забота о  пострадавших  омоновцах и бесчеловечное отношение к Развозжаеву дало и сегодня свои плоды.
Адвокат Виолетта Волкова поддержала коллегу Аграновского в  его  просьбе удовлетворить ходатайство и изменить меру пресечения содержания под стражей Раазвозжаеву. Она напомнила судье  его  же слова произнесенные на прошедшем судебном заседании:
 Хочу вернуть вам вашу цитату о том,что никому не дано понять чужую боль из Достоевского.Удовлетворите ходатайство.

Ответом послужил объявленный до 13:00 4 марта перерыв в слушании данного дела.