На границе тучи ходят хмуро...Китай нам даже не угрожает

 Даже не верится, что эту статью я впервые опубликовала в 2010м году. И как она актуальна сейчас...
Осенью 2009 годя я писала серию статей, в связи с ратификацией российско-китайского договора по освоению Сибири и Дальнего Востока.
События с Крымом побудили меня более пристально взглянуть на новые законы, спешно принятые в Китае. В соответствии с ним, китайцы приняли решение защищать своих граждан на территории других стран.
А где китайцев больше всех? Правильно, у нас в Сибири.
Для тех, кто не в курсе, напомню.


Россия предоставила сырьевую базу Дальнего Востока и Восточной Сибири китайцам, (не поленитесь, пройдите по ссылке и прочитайте внимательно. Это важно) т.е. отдала российские земли на прямое освоение китайцам. И если российские власти сейчас открыто “отжали” Крым, заявив, что это суверенная российская территория, то китайцы поступили “скромнее”: они просто заселяют российские территории, пока не предъявляя ни каких территориальных претензий. 

После вступления в законную силу данного Соглашения о сотрудничестве началась совместная разработка российских месторождений в Сибири, при этом перерабатывающие и производящие предприятия построены на китайской территории.
Программу сотрудничества на 2009-2018 гг. между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР  президент Дмитрий Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао одобрили в Нью-Йорке 23 сентября 2009 года. Документ включил 205 ключевых совместных проектов в приграничных регионах двух стран.
Подходы к развитию сотрудничества изначально были у стран разные, это явственно следует из программы. Практически все проекты на территории России основаны на бесконтрольной добыче дальневосточного и восточносибирского сырья.
Россия отдала в совместную разработку месторождения каменного угля, железной руды, драгоценных металлов, апатитов и молибдена. Китайцы создали на северо-востоке КНР производство олова, свинца, мебели, огнезащитных дверей, различной техники, медных листов и кирпича.
Российско-китайское сотрудничество изначально было построено по принципу: наше сырье – ваши технологии.
 
Китайцы согласились на предложение России строить на нашей территории деревообрабатывающие заводы, делится технологиями, но при условии, что на этих заводах будут работать китайские рабочие… Китайцы создали для этого специальные таможенные коридоры и облегчили получение годовых виз и их пролонгацию для своих граждан. Аналогичную схему они осуществляют и в отрасли сельского хозяйства:Китай нуждается в наших плодородных землях…..
 
Тенденция последних лет очевидна – Россия стала сырьевым придатком Китая: стоит посмотреть на долю сырья и машиностроения в российско-китайском товарообороте,чтобы это понять.
Я и мои коллеги делали многое, чтобы остановить и затормозить внедрение данной программы. Но российское общество было глухо к потугам экологов и правозащитников.
Привожу здесь пару ответов, оставшихся в моем архиве. Обращались и в Конституционный суд, но его решение было полностью на стороне правительства РФ.Эта программа изначально шла вразрез как с интересами Восточной Сибири, Дальнего Востока и, в целом, России. Шла вразрез и с Федеральной целевой программой “Экономическое и социальное
развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года”, а именно – в плане обеспечения государственной безопасности и закрепления населения в регионе.

Российское правительство допустило осуществление абсолютно неравноправного для будущих поколений России сотрудничества. Оно ущемлило интересы народов России, и в настоящий момент несет угрозу целостности государства.
Вероломство, клятвопреступление и предательство интересов народа достойно несмываемого позора и народной антинаграды “Орден иуды”. (Уважаемый народ Украины, прошу не искать подсмысл. Речь идет исключительно о российском руководстве).
Исторические претензии Китая к России
Китайское руководство создает в стране новую националистическую идеологию, которая постепенно вытесняет коммунистическую, входящую во всё более разительное противоречие с реальностью.
На XVI съезде КПК, состоявшемся в ноябре 2002 г., была выдвинута установка «неуклонно возвышать и внедрять национальный дух», что было названо стратегической задачей и, более того, условием, необходимым для самого выживания китайской нации, а, следовательно, и китайского государства.  При этом официальный статус получает концепция «чжунхуа миньцзу» — единой китайской нации.
В ней присутствуют моменты в высшей степени специфические. К истории Китая причисляется не только история ханьского этноса и народов, покоренных Китаем хотя бы на короткий период (например, тувинцев, казахов, киргизов), но и история тех народов, которые захватывали Китай (чжурчжэней, монголов, маньчжуров).
Соответственно, в качестве территориальных приобретений Китая современные китайские историки представляют результаты завоеваний неханьских государств (например, монгольского и маньчжурского). В частности, национальным героем Китая признается Чингисхан, который в реальности выступал по отношению к Китаю в качестве жестокого поработителя. Реальность отходит на второй план на фоне того, что монгольская империя, простиравшаяся в XIII-XV вв. на значительную часть Евразии, сегодня объявляется китайским государством. Тем более, что формально монголы действительно основали в Китае свою династию Юань, свергнутую китайцами в 1368 г.
Своеобразие исторических подходов ведет к тому, что Китай имеет территориальные претензии ко всем без исключения государствам, с которыми граничит.
К России это, к сожалению, относится в наибольшей степени.
По Нерчинскому договору 1689 г., который Цины навязали нам силой, она потеряла Приамурье (причем к тому моменту русские жили не только на левом, но и на части правого берега Амура), которое Китай не пытался осваивать ни до, ни после этого договора.
По Айгуньскому договору 1858 г. и Пекинскому договору 1860 г. Россия вернула себе часть утраченных земель, установив нынешнюю границу по Амуру и Уссури.  Однако в Китае даже Нерчинский договор рассматривается как уступка с китайской стороны, а Айгуньский и Пекинский договора однозначно называются «несправедливыми» и «неравноправными».
Уже в 1926 г. Китай предложил СССР восстановить границу по Нерчинскому договору (по вершинам Станового хребта). На консультациях в Пекине по поводу уточнения прохождения линии границы в 1964 г. Китай официально заявил, что 1.540 тыс. кв. км отторгнуто Россией по неравноправным договорам, в т.ч. по Айгуньскому более 600 тыс., по Пекинскому — более 400 тыс.
И подобная трактовка истории не изменилась в Китае до сего дня, хотя официально руководители КНР сейчас заявляют, что территориальных претензий к России не имеют.
Мы в представлении китайцев остаемся страной, отторгшей у Китая не менее миллиона кв. км. его территории.
О факторе китайской миграции в Россию. 
Количество китайских мигрантов в нашей стране неизвестно даже в смысле порядка величины: любые приводимые цифры являются личными оценками авторов. Дело, однако, не в сегодняшнем количестве, а в том, что на территории России китайские мигранты уже создали свои устойчивые сообщества, которые позволяют принимать и адаптировать практически любое количество своих соотечественников.
И действуют эти сообщества не только в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а по всей стране, включая Москву и Питер.
В самом же Китае количество внутренних мигрантов почти точно равно населению России (140-150 млн. чел.).
Китайские крестьяне, не имеющие земли и работы, пока не едут к нам в массовом порядке по двум причинам: из-за отсутствия средств и из-за того, что вообще слабо себе представляют, где эта Россия находится. Если китайские власти захотят устранить оба этих «недостатка», они добьются этого довольно легко и быстро.
В этой связи нельзя не обратить внимания на статью 50 конституции КНР: «КНР охраняет надлежащие права и интересы китайцев, проживающих за границей, законные права и интересы китайцев, вернувшихся на родину, и проживающих в Китае членов семей как тех, так и других».
В этой статье говорится не о «гражданах КНР», а о «китайцах», именно она стала предлогом для китайской агрессии против Вьетнама в 1979 г. Более того, руководство КНР специально объявило о защите интересов всех китайцев, независимо от страны проживания.
Газета НОАК (Народно-освободительная армия Китая, официальное название ВС КНР) «Цзефанцзюнь бао» 3 апреля 1988 г. с подкупающей прямотой писала следующее:
«Эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который осуществляется за пределами географических границ, в конечном итоге приведет к переносу географических границ».
В эту фразу, наверное, надо вчитаться, чтобы оценить ее замечательный смысл!
Экономическая и демографическая экспансия могут обеспечить весьма «эффективный контроль» над «стратегическим районом», например, Сибири и Дальнего Востока.
Сопоставление этих фактов дает нам представление о том, каковы реальные цели китайского руководства применительно к России (и некоторым другим соседним с Китаем странами). И внешнюю экспансию он предпочитает вести «спокойным», «мирным» экономическим и демографическим путем. Однако, нельзя не учитывать возможности реализации другого сценария, военного.
Концепция «стратегических границ и жизненного пространства»

Вооруженные силы Китая строятся в соответствие с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства», которая разработана для обоснования и правомочности ведения ВС Китая наступательных боевых действий.
Концепция основана на той точке зрения, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования».Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». «Стратегические границы жизненного пространства» должны перемещаться по мере роста «комплексной мощи государства».
Концепция подразумевает перенесение боевых действий из приграничных районов в зоны «стратегических границ» или даже за их пределы, при том, что причинами военных конфликтов могут стать сложности на пути «обеспечения законных прав и интересов Китая в АТР».  В этой связи следует помнить о неоднократном проведении в Китае учений с отработкой сценария агрессии против России.
Очень большая безработица среди молодежи и «дефицит невест» делают высокие собственные потери в ходе боевых действий не просто допустимыми, но, возможно, даже желательными для военно-политического руководства страны.
Наличие у России ядерного арсенала не может считаться панацеей, поскольку Китай также имеет ядерный арсенал.  Реформирование армии привело Россию к тому, что граница России по сути осталась малоохраняемой.  Китай обладает значительным числом ракет средней дальности, которые при наличии между странами общей границы играют роль стратегических. Россия не имеет таких ракет, поскольку связана положениями советско-американского договора об РСМД.
Сценарий агрессии со стороны Китая
Самый ожидаемый в настоящий момент, это аналогичный российским действиям в Крыму. Целью захвата может оказаться Восточная Сибирь и Дальний Восток. Этот сценарий вполне возможен благодаря тому, что Соглашение о сотрудничестве, подписанное Медведевым в 2009 году интенсивно исполняется.
Геополитические планы России захвата части украинских земель во всем мире создало образ России как агрессора. И исходя из этого Китай может начать свою экспансию в любое время.
Хотя наиболее удобным временем для вторжения на нашу территорию для Китая является зима.
Новогодние праздники – самое подходящее время, когда многонациональный народ Российской Федерации, включая его военно-политическое руководство, практически полностью утрачивает дееспособность. Кроме того, зимой замерзают Амур и Байкал, поэтому их преодоление перестает быть серьезной проблемой. Наконец, зимой замерзает также и Севморпуть, что лишает Россию возможности снабжать территории к востоку от Енисея через север.
Для их снабжения остается лишь Транссиб, который будет перерезан в первые же часы войны, а для надежности подорван китайскими диверсионными группами (из числа мигрантов) во многих местах и к западу от Енисея.
Наиболее мощные танковые и механизированные соединения НОАК нанесут удар из района Хайлара на запад в направлении Чита — Улан-Удэ — Иркутск.
Пройдут ли китайцы через территорию Монголии прямо на Иркутск — сложно сказать. Понятно, что суверенитет Монголии они сохранять не будут (эту страну они целиком считают неотъемлемой частью Китая), а защищать его некому, но здесь возникнет проблема больших расстояний, очень плохой дорожной сети и неудобного рельефа местности. Впрочем, этот вопрос не принципиален.
После захвата Иркутска следующей целью НОАК станет выход на рубеж Енисея. Российских войск между Читой и Красноярском слишком мало, чтобы противостоять массированной агрессии, готовность нынешнего российского руководства применить ядерное оружие против ядерной державы вызывает огромное сомнение.
Вся территория России к северу и востоку от Читы после начала агрессии окажется в полной изоляции от остальной страны. На захват Амурской области, Приморского и Хабаровского краев командование НОАК бросит пехотные дивизии, состоящие из мобилизованных крестьян и городских безработных. Они достаточно быстро задавят массой любое сопротивление.
При этом, как было сказано выше, высокие собственные потери для китайского руководства будут даже желательными.
Защитить Якутию, Сахалин и Камчатку у России не будет никакой возможности. Камчатка и Сахалин за счет географии могут продержаться некоторое время, но отнюдь не бесконечно, ведь снабжать их будет некому. К тому же мощь ВМС Китая растет даже быстрее, чем деградирует ТОФ, давно забывший, что такое новая боевая единица.  По этой причине география может и не стать спасением для Камчатки и Сахалина, не говоря уже о Якутии. Поэтому защиту им предложат США и Япония. В обмен на независимость от Москвы. Скорее всего, подобное предложение будет принято, ибо американо-японский протекторат всё-таки лучше, чем китайская оккупация.
Продвинутся ли китайцы на запад дальше Енисея, будет зависеть от множества факторов. Но и захватив юг Дальнего Востока и Восточной Сибири, они получат огромную территорию, на которой можно селить людей (сняв с них ограничения на рождаемость), месторождения множества полезных ископаемых, в т.ч. нефти, а также главное и уникальное сокровище, ради которого можно не задумываясь положить пару миллионов солдат — байкальскую воду.
Никакой возможности вернуть потерянную территорию в обычной войне у России не будет.
Применение ядерного оружия, как уже было сказано, крайне маловероятно. Если речь идет о тактическом ядерном оружии, то получится, что его придется применять по собственной территории (и получить ответ тоже по ней). Если говорить о стратегических средствах, то на удар по китайским городам Китай ответит ударом по российским, причем по европейской части, которая ему в любом случае не нужна.
Нет практически никаких сомнений в том, что, выбирая между собственной гибелью и потерей территорий к востоку от Енисея, обитатели Кремля выберут второе.
Послесловие
Не хочется заканчивать этот обзор на столь тягостной ноте.
По всей видимости в истории мира уже был аналогичный сценарий. Древние славянские Веды повествуют о сотворении мира на земле, об этом говорится и в Библии. И речь идет не о начале жизни вообще, а о мирной жизни после огромной битвы, которая когда-то более семи тысяч лет назад прошла на Земле.  И это была огромная битва с народами Дракона, после чего был сотворен на длительное время мир без войн,  на длительное время устоялись границы больших государств. И символом в той победе, дошедшим к нам через века был русский герой на коне, разящий копьем дракона (змея).
И как-то особенно теперь хочется верить в то, что дух и сила наших предков не оставит и сейчас тех, кто желает защитить целостность своей Родины.
Елена Васильева