Папа, Путина прогони!

Несмотря на серьезность ситуации, без юмора невозможно отнестись к событию, происшедшему со мной вчера 31 января 2013 года.

Я была задержана в Мурманске, выходя из троллейбуса.
Еще выйдя из подъезда своего дома, я увидела опера, замаскировавшегося под «шпионский камень», который «хвостом» шел за мной, а затем и ехал в троллейбусе. Этот «хвост» был таким «незаметным», что грех было «не наступить на него». Я вынула из сумочки наклейку с изображением маленькой девочки просящей «Папа, Путина прогони!» и приклеила ее перед носом сыщика, выходя из троллейбуса прямо «в цепкие лапы бдительного ока». 


Задержание производил лично бравый капитан Доманов Роман Васильевич — начальник отдела охраны общественного порядка УВД г. Мурманска. Полицая сопровождал его верный «Санчо Пансо» — капитан Попов Альберт Николаевич — инспектор того же доблестного ведомства.

  В чем я так провинилась, если мена задержали как преступника на самой людной троллейбусной остановке в центре города на главной площади Пять углов, в небольшом городе, где поти все друг друга знают?

Господин Доманов в духе московских судей, скороговоркой пробубнил себе под нос статьи Административного кодекса, и взяв меня под локоть, начал толкать к стоявшему «под парами» УАЗику. И внятно сообщил, что меня должны доставить в их полицейское управление города, поскольку я злостно нарушила Административный кодекс.

Понятно, что главной задачей полицейских — просто не допускать лидеров протеста на акции.

В УВД мне в руки вручили дощечку — номер 200... не помню дальше цифр, сфотографировали, как преступницу в фас и в профиль. Доманов дал команду дежурному занести в журнал факт моего доставления, и, гордо расписавшись в журнале, увел меня на третий этаж в собственный кабинет.

...

  • Доставление и административное задержание – ч.1, ст.27 КоАП РФ.  осуществляется в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола, при невозможности его составления на месте
  • Сотрудники полиции должны пресечь неправомерные действия на месте, задержание производить только в случае невозможности пресечения противоправных действий на месте.  Т.о. должен быть составлен протокол  административного задержания, рапорт о доставлении.
Поскольку господин Доманов по каким-то причинам не смог составить протокол нарушения на месте (компа с собой не было?) он напомнил мне, что мы уже знакомы. В своем кабинете он более подробно предъявил мне свои претензии, а именно: мной 17 января 2013 года в социальных сетях, на странице вКонтакте , было опубликовано сообщение следующего содержания:

Уважаемые представители Гражданской инициативы и неравнодушные граждане Мурманской области! 13 января в Москве прошел громадный Марш протеста против нелегитимной думы. Мурманск ответил тишиной на это событие.

Приближается 31 января — день, когда вся страна выходит на акцию защиты собственных прав, а именно ст. 31 Конституции РФ, той самой Конституции, на которой Президент РФ трогательно клялся ее не нарушать.

Все мы знаем, что Конституция поругана нынешней властью.

Ст. 31 Конституции гласит: Граждане имеют право собираться мирно и без оружия. На деле же мы не имеем права собраться более 3х человек без разрешения администрации.

Мы подадим заявку на 31е число.

И просим всех: придите в 18 00 на пл. Пять Углов. А те, кто живет в районах области, выходите тоже. И на одиночные пикеты. Обязательно все фотографируйте, и выкладывайте фото в группе. Так легче будет собрать информацию и раскидать ее на все протестные сайты.

Желающие войти в оргкомитет акции, пишите в комментах ниже.

Не сидите дома, выходите на акцию. Приглашайте друзей. Мы что, хуже москвичей? Или проблем у нас в регионе меньше?

Понятно, что место проведения мы будем согласовывать с администрацией, и оно может измениться.

Однако, хватит быть «овощами», объясните это друзьям, соседям. От нашего имени действуют не избранные нами депутаты. Из-за нашего молчания в стране и области творится беспредел властей.

И наши дети потом нас же и упрекнут в том, что вовремя не вышли, и не стукнули кулаком по столу — хватит грабить нашу страну, наш регион.

Мурманская область стала дотационной! Вы только вдумайтесь, регион, где есть вся таблица Менделеева! В регионе безработица, казнокрадство, судебный беспредел! Давайте вместе скажем: хватит! — этой воровской власти.

Пригласите бесквартирных военнослужащих — их тоже обманули. И не будет им обещанного жилья, если вместе с народом не потребуют исполнения Закона.

Распространяйте эту информацию по друзьям и в доступных группах в соцсетях!

Освобождайте время: 31 января с 18 00

Ждем

17 января в 17 00 в офисе Яблока на Папанина 14 — 44 заседание оргкомитета

Инициативная группа

  Господин Доманов считает, что я совершила административное правонарушение, распространяя призыв к незаконным действиям, потому что по его мнению, я имела право на агитацию только после подачи заявки и получения разрешения на проведение пикета, шествия, митинга, т.е. после 21 января, но не 17го.

И поскольку, по его мнению, я являюсь организатором акции, мешающей прохожим, создающей беспорядки, я задержана на подходе к проводимому мероприятию, т.е. на троллейбусной остановке в центре Мурманска, в 500 метрах от места проведения акции.

  Причем, по его мнению, именно я автоматически являюсь организатором акции, поскольку являюсь лидером внесистемной оппозиции региона.

 — Внесистемной? — это в разговор вклинился «Санчо Пансо» Попов, высунувшись из-за монитора компьютера.

Мне пришлось прочитать ему небольшую лекцию о том, чем отличается системная оппозиция от внесистемной. Слушал, раскрыв глаза с изумлением на лице.

  А господин Доманов, осознал, что обвинение в организации беспорядков притянуто «за уши», продолжал настаивать на том, что я не имела права распространять призывы к выходу на митинг 31 января, поскольку заявка еще не была подана в администрацию.

Составляя протокол опроса, господин Попов уточнял каждое слово, опять же с удивлением узнавая, что я председатель правления Межрегионального координационного центра «Забытый полк».

 — Мурманского отделения?

 — Нет. Общероссийской организации — пояснила я.

На вопрос, что такое ОГФ и кто там руководит, пришлось разъяснять, что я руководитель ОГФ региона и член Бюро, а Каспаров руководит всем ОГФ в России.

В голове вертелась мысль: за что они деньги получают, если не знают вещей, над которыми трудятся денно и нощно.

  И вот наступил торжественный момент, когда эти блюстители Закона предложили подписать мне протокол опроса и протокол об административном задержании.

И я с удивлением обнаружила, что в УВД нет маленькой книжечки с названием «Конституция», из которой они обязаны зачитать мне текст статьи 51, т.е. ознакомить.

В конце концов Доманов откуда-то принес мне распечатанные листки бумаги, и прочитал содержание этой статьи. Понимая, что он нарушил закон, не дав мне ознакомиться с официальным изданием, я все-таки подписала эту строчку протокола. Ну и имею право против себя не свидетельствовать, что и было отражено в протоколе опроса.

А протокол об административном правонарушении я подписывать отказалась. Во-первых, ни какого рапорта о моем задержании, доставлении при мне составлено не было. Мало ли чего они напридумывают потом. И поэтому я имею право не подписывать галиматью, рожденную воспаленной фантазией полицаев.

На эту тему у нас состоялся небольшой диспут, в результате которого мне пришлось констатировать, что большое количество сотрудников ФСБ и полиции, недавно пришедших работать в эти структуры были настолько ленивы, что за 10 прошедших лет, они не читали тех курсовых и дипломных работ, которые они мне заказывали, пока учились на юридических факультетах мурманских ВУЗов.

Доманов пригласил двух безропотных «дежурных» понятых. И заявил, что раз я не подписываю протокол об административном правонарушении, то и копии его не имею права получать.

Мне опять же пришлось предложить ему ознакомиться с текстом самого протокола о правонарушении, который он меня принуждал подписать, где он с ужасом для себя обнаружил стандартное предписание: выдать задержанному копию протокола.

  Собственно, на этом можно и закончить. Доманов обещал мне лично оповестить о времени судебного заседание по моему «правонарушению», подтвердив своими действиями, что в городе Мурманске ни свободы слова, ни свободы волеизъявления граждан, т.е. основополагающий принципов российской Конституции более не существует.

Все материалы этого дела с именем Долманова Р.М. передаю на сайты Люстрации. 

Мы здесь власть! Мы, а не они.

И чем жестче будут действовать они, пытаясь делать из нормальных людей, любящих свое Отечество, преступников, тем яростнее будет народное сопротивление.

PS поскольку на сегодняшний день самыми преданными подписчиками на мои статьи являются сотрудники УВД Мурманской области, смею им напомнить, что УВД в целом уже доказало однажды, что эта структура в нашем регионе не часть органов власти, а коммерческая организация. И есть соответствующее решение Октябрьского суда. Напомню: УВД Мурманской области в целом обратилось в суд о защите части и достоинства. Ответчиком была я. И они торжественно выиграли свой иск, взыскав с меня одну тысячу рублей.

И мурманчан забавляло: как они эту тысячу будут делить между всем УВД в целом?

Маразм крепчает — на эту фразу очень обиделся господин Доманов. Может вы, уважаемые читатели, ему разъясните суть этого утверждения?

Папа! Путина прогони!