Никель свинье не товарищ или chercher un cochon

соъраненная копия

Бунт народа на Хопре против добычи  никеля  здорово испугал местные власти. Однако путинский режим не привык уступать и пошел, сначала не смело, а теперь более уверенно, в наступление. Первым делом начались проверки к причастности бунту всех жителей близлежащих городков. На помощь местным жителям съехались адвокаты и правозащитники из Москвы, Волгограда, Воронежа.
Сникшие было под давлением власти активисты, почувствовав поддержку народа России решили организовать 27-28 июля фестиваль протестной песни невдалеке от планируемых рудников. Местные активисты протеста расчитывали, таким образом, еще  и донести правду о тех беззакониях, которые уже готовятся в отношении коренных жителей Воронежской и Волгоградской областей.
И случай подвернулся: станица Алексеевская праздновала в эти дни свой юбилей.


Но не суждено было пройти в эти выходные фестивалю. Узнав о том, что из Москвы, С-Петербурга, Калининграда, Волгограда, Воронежа и других городов России на протестный фестиваль приедут родовые казаки и экоактивисты, местные власти в спешном порядке объявили район празднования зараженным... чумой!
Район был оцеплен санитарными и военными бактериологическими службами.
Весть о чуме быстро распространялась, сея панику. Поняв, что переборщили, местные власти решили исправиться и "снять напряжение", уточнив, что "чума свиная".
Поскольку ни одной больной  свиньи  найдено не было, сделали как всегда. В день праздника станицы пошли по дворам ветеринарные службы и начали изымать из хозяйств здоровых свиней, сбрасывая их, живых, в спешно вырытые ямы и сжигать их заживо.

Итак, район проведения фестиваля закрыт, свиньи напоследок визжат о том, что думают по поводу подлой местной власти и своей участи; а народ...безмолвствует.