Когда болит зуб... Навеяло

Сейчас, когда я застряла в прямом смысле в Украине без статуса, который уже два года не может дать мне миграционная служба, случилось то, что иногда случается с нами - разболелся зуб и вылез флюс.
Денег нет даже на прожитье, а уж об оплате стоматолога в курортном городке Скадовске, где с приезжих дерут в тридорога, и говорить нечего. Словом, попала в капкан.

И в этой связи вспомнилась мне история аж 27и летней давности. В начале перестройке по бывшему СССР прокатилась волна молодежного движения Next Stop. Я была его центральным координатором по Мурманской области. Кстати, в тот период и в Киев приезжала, и украинцы участвовали в моем международном дискуссионном клубе в Мурманске.
После тех мероприятий последовали приглашения в разные страны. И в одной из них, в Дании, у меня дико разболелся зуб. Я молчала и терпела, как стойкий оловянный солдатик, но зуб "мудрости" болел так, что я уже ничего вокруг не видела. Нас тогда расселили в коммуне в маленьком городке Хиллероуд. Я очень стеснялась потревожить гостеприимных хозяев своей просьбой о помощи. Но все же рассказала.
Что тут началось...

Коммуна немедленно собрала совет.
Надо представлять, что такое датская коммуна. Это небольшая деревня (по нашему), где все дома построены под одной крышей, как две перевернутые букы "П". Внутри они образуют один большой общий двор, где играют дети, а с внешней стороны у каждого свой садик и подсобные хозяйства. Земля дорогая, и люди таким образом вскладчину, прилично экономя, строят себе 2х-этажные объединенные коттеджи.

Итак, коммуна собралась на экстренное совещание. Они спорили, у кого стоматолог круче, и в конечном итоге,  сошлись на том, что отвезли меня... в прекрасный 3х этажный особняк, где первым делом меня встретил королевский мраморный дог. Одним "гав" он оповестил хозяина - доктора стоматолога, что к нему пациент с острой болью.
- У меня нет денег на такого врача, - сказала я своему сопровождающему.
- Лена, ни каких денег не надо. Мы просто хотим Вам помочь.

Следом вышла медсестра в обыкновенном симпатичном костюме, проводила на первом этаже в кабинет, где тут же на компьютере сделала мне что-то типа рентгена - снимок всей моей челюсти.
Доктор спустился тоже незамедлительно, предложил мне прилечь в очень удобное кресло. Меня колотило, ведь я вспоминала наши советские "зубодробилки".  Медсестра, тем временем, предложила мне надеть наушники, и спрашивала, какую музыку я люблю. Я в тот момент, мучаясь болью, сказала, что не надо мне музыки. Но она настояла. Почему-то я выбрала Виктора Цоя. И он  в коллекции оказался!
Прежде, чем включить музыку, доктор предложил мне открыть рот. Опрыскал его какой-то жидкостью, и предложил... отдохнуть...
Закаленная  боях с советскими стоматологами, я понимала, что расслабляться нельзя. Медсестра начала делать мне массаж плечевой зоны. Я уже потихоньку офигевала от всего этого. Но релакс не наступал. Спустя пару минут, доктор вновь залез ко мне в рот, чтобы сделать укол.
Я приготовилась ко всем известному треску в ушах и боли. Но их не было. И самого укола я тоже не почувствовала.
На меня надели наушники, и оставили на 10 минут одну. "Пожелай мне удачи в бою..." пел Цой, и мне становилось все спокойнее, Виктор был у меня в Мурманске, вместе были в Питере. И через песню, я ощущала плечо друга в этом загадочном кабинете.
Через 10 минут доктор подошел, потрогал мою губу и спросил, чувстую ли я ее. О, да, я чувствовала, как и боль, которая не желала отступать. Он сделал второй укол, который я вновь не почувствовала.
-Да, -думала, я, слегка еидничая, - мы в СССР закаленные, и боль у нас покруче, а лекарства у них слабые. Еще через 10 минут доктор вновь спросил, чувствую ли я свою губу. Да, я ее чувствовала, но боль начинала отступать. Дог лег рядом со мной вдоль кресла, и периодически я чувствовала, как он лижет мою ладонь. Собак я люблю, и я чесала у него за ухом.
- Да делайте уже так.
- Что вы, вам же будет больно!
- Я потерплю.
Доктор выпучил на меня глаза, и вкатил мне еще один укол.
Спустя еще 10 минут, дог тихо поднялся, сказал мне что-то похожее на "Вау" и вышел из кабинета. А доктор приступил к своему священнодейству. Я слегка дернулась, когда он удалял нерв. Вместе со мной дернулся и он, еще больше выпучив на меня глаза.
- Вы - героиня, как вам удалось так долго терпеть такую боль?
"В СССР - все герои, кто прошел стоматолога", - подумалось мне.
Медсестра непрерывно делала мне массаж плечевой зоны.

Боль ушла...

Я была готова к тому, что он мне удалит этот зуб, но доктор объяснил, что да, корень зуба воспален, и он положил мне в зуб специальное лекарство, которое надо вынуть через 2 недели, и просто запломбировать зуб. И что он поставил мне временную пломбу.
"Ага, временную" - подумала я, "Вылетит через день"...

О, какое же это сладостное чувство, избавиться от боли. Мой хозяин привез меня домой в коммуну. Я очень хотела спать. Провалилась в глубокий сон.
Проснувшись, я почувствовала что-то не так. В коммуне стояла гробовая тишина. Моя хозяйка, пока я спала, принесла букет шикарных маргариток. Рядом с ними на столике стояла "батарея" маленьких коробочек с соком.
- Зачем столько? - спросила я Маргарет, а она тихо ответила:
- Но ведь после лекарств во рту плохой привкус. Пей.

Взяв пакетик с соком я попыталась встать.
- Лежи, что ты, у тебя может голова закружиться.
- Да все нормально, я отдохнула.А почему так тихо?
- Детям сказано не шуметь, ведь тебе было больно и нужен отдых.
Я вытаращила глаза.
- Простите, хочу покурить.
Выйдя во внутренний дворик, я увидела играющих детей, но они разговаривали шепотом. А увидев меня все встали и захлопали в ладоши.
Выскочили их ролители и присоединились к детям. А я почувствовала себя как-то неудобно. Не укладывалось в моих советских мозгах, что вот так, коллективно, можно переживать за чей-то больной зуб.

Соседи накрыли стол и пригласили меня сесть в кресло-качалку. Не успела я в нее сесть, как одни под голову подложили подушку, другие укутали ноги пледом. И тут я расплакалась... И о, Боже, они плакали вместе со мной.
- Но, почему? -спрашивала я, - почему вы так реагируете?
И все отвечали:
- Тебе же было больно. Ты так настрадалась...
Дети дружно галдели, приносили мне полевые цветы. Коммуна радовалась...

Сострадание. Этого слова в советском лексиконе как бы и нет...

Доктор дал мне с собой обезболивающее лекарство, которое, по счастью, не понадобилось.
Уже  в Мурманске я узнала, что это был довольно сильный наркотик.
Но концовка этой истории была еще более интересной.
В Мурманске я пошла в самую лучшую стоматологию. Она тогда была при областной больнице.
Докторша посадила меня в кресло. Осмотрев зуб, она заявила, что у меня стоит не временная пломба, а постоянная. Я настояла на том, чтобы она просверлила в этой пломбе дырку и вынула оттуда лекарство. Мы препирались минут двадцать. Она, для подтверждения своей правоты, вызвала еще пару докторов, которые стыдили меня, говорили, что я не правильно поняла того датского доктора, и что зуб прекрасно запломбирован. Но я стояла на своем:
- Вынимайте тампон с лекарством.
Докторша взялась сверлить. Сверло по пломбе не шло. 
- Чего ты с этим зубом возишься? Это же "восьмерка". Давай удалим и все.
- Нет, мы его спасем.
Она глянула на меня, как на придурошную. Вздохнув, вытащила из своего загашника, какое-то иностранное сверло, и без конца приговаривая, что я полная дура, раз разрушаю такую красивую пломбу, типа, где мне еще такую взять, принялась за дело... Сверлила долго, чуть не оторвав мне челюсть. Я героически терпела, вспоминая заботливые руки датской медсестрички, того мраморного дога, который лизал мне ладонь, заботливых коммунаров и незатейливые цветочки маленьких данчан. О том докторе вспоминала с тоской, граничащей с самой зубной болью...

...Своим "крутым" сверлом она-таки проковыряла дырку в моем зубе и... вытащила из него тампон с лекарством.
Надо было видеть ее реакцию...Она позвала всех тех докторш, которые совсем недавно орали на меня, что я дура и ни чего не понимаю в стоматологии. Они рассматривали этот тампончик с лекарством, как реликтовую диковинку.
Дальше, уже бормоча себе под нос, докторша запломбировала мне зуб нашим советским раствором.
И я решила их добить.
- В Дании, - сказала я, - если вырвут зуб, то тут же срезают воспаленный корень, лечат зуб в руках, и вставляют его на место. Через неделю он прирастает. И вообще, там у них работает скорая стоматологическая помощь на дому. Там же, дома, они могут и спротезировать все необходимое. До 18и лет всем лечат зубы бесплатно, а после 18и, если ты не лечился до этого добросовестно, приходится оплачивать стоматолога. Остальные лечатся бесплатно, по страховке.

Они смотрели на меня, широко открыв рот и молчали...

Никогда, никогда я не позволю возвращения своей страны в совок. Казалось бы, при чем тут зуб? Сострадание и забота о человеке - вот главная цель любого развитого государства в ЕС. 
Но, чтобы вот так, как в Дании просто можно было бы в своей стране по-человечески вылечить зуб, придется драться.. Украина дерется, теряя лучших сынов. И я в Украине с флюсом дерусь вместе с ней за то, чтобы вырваться из совкового болота. Пока ничего не изменилось.
А пока я пытаюсь насобирать средства на стоматолога. Если кто может помочь: Карта банка Оваль 4188371446411051 на имя Рыженко, но карта у меня (я не резидент Украины, карты на свое имя в банке не открыть). Или на ЯК 41001287316271

 ..."Перемен требуют наши сердца,
Перемен требуют наши глаза,
В нашем смехе и в наших слезах,
И в пульсации вен
Перемен!
Мы ждем перемен


PS Кстати, в 2015м году вышла новая книга о Викторе Цой. В нее включены и мои воспоминания о славном периоде молодежного движения Некст Стоп и нашей с ним работе.
Отправить комментарий