Убить дракона ч.2 Юрий Корнев - постсоветский стукач

начало здесь 

… Я уже упомянула, что в ноябре 2014 года мне была проведена операция на сердце. И здесь следует вернуться к моменту моего приезда в Украину в конце сентября 2014го года. Волонтеры поселили меня в квартире человека, который оказался  активным стукачем. В своей книге «Моя война» этому персонажу с именем Юрий Корнев я отвела целую главу.
Ее я и публикую здесь, чтобы пытливый читатель смог получить представление не только о моих первых впечатлениях об Украине, но и о том, что с первого дня я была окружена неусыпным надзором спецслужб.
Поэтому прошу уже заткнуться тех, кто распространяет сплетни о том, что я приехала в Украину для "корректировки огня", "сбора данных", "шпионажа" и т.п. Как я узнала, с первого момента, помимо людей из Минобороны Украины, меня вели сразу 4 отдела СБУ.
Итак, наш следующий герой Юрий Корнев, оказавшийся хозяином квартиры, в которой меня расселили сразу по приезду в Киев.

... 
Вечером хозяин квартиры слегка раздраженно мне заявил:
- А Вы популярнее, чем я думал. И такая скромная.
- А чем бахвалиться-то? Просто делаю то, что считаю нужным.
- А в России такая же популярная?
Мне стало смешно, вспомнилось, как на выборы в Госдуму в 2007 году меня, единственную в России, выдвинули «паровозом» сразу три политические партии. Понятно, что по существующей в России списочной системе я бы точно не прошла, но как замануха для избирателей, как через месяц после моего приезда в Украину было с Савченко на выборах. Избиратели так и не понимают, что голосуя за яркую личность в партийном списке выдвигаемых кандидатов, они тянут за собой политический сброд той партии, которая включила уважаемого человека в свой список. А их кандидат не попадает в лимит партии и остается после выборов «за бортом» политики.
Плавали-знаем…

...Еще два дня промчались по разным студиям и эфирам. Юрий старался сопровождать меня, где мог. Но он передвигался медленно и с палочкой, не разлучался с тяжеленным здоровым портфелем, и здорово тормозил движение.
А затем у нас с ним последовал разговор, при котором я поняла, что зря расслабилась.
Юрий долго и витиевато рассказывал мне о том, какой он в прошлом известный журналист, о том, что работал и жил в Москве, что порой ему приходилось работать со спецслужбами…
О, нет, он готовил меня к восприятию того, что я неминуемо должна встретиться с украинскими спецслужбами…
- Юрий,  я в России с ними не взаимодействовала, а вы меня толкаете на то, чтобы я начала здесь с силовиками контачить? Увольте!
- Лена, Вам все-равно придется с ними встретиться. Вы заняты очень важным делом, связанным с военными.
- Юрий, я занята простым человеческим делом. Не буду я ни с кем встречаться…
Я не успела договорить, как в квартире раздался звонок…
Двое из ларца – почему я их узнаю из всех…
-Здравствуйте…
- Елена Борисовна, ох и шороху вы навели… Мы хотим Вам помочь…
«Знаю я вашу помощь» - грустно подумала я.
- А чем вы можете мне помочь?
Высокий мужчина лет 45и и молодой лет 24х улыбались приветливо и протягивали мне руки для пожатия.
- Ну, я не знаю, что вы можете для меня сделать. В любом случае, спасибо за внимание, - я пятилась к двери своей комнаты.
- Ну, у нас гостеприимная страна,- сказал старший, - в любом случае мы можем пригодиться друг другу. Вы, наверное, хотели бы проехать в АТО? А без нашей помощи вам все-равно не обойтись.
- Спасибо, я подумаю. Извините, мне надо работать.- я юркнула в свою комнату. И не выходила из нее около часа.
…Кризисный центр в гостинице «Украина» - огромное по меркам страны информбюро, в котором постоянно проводятся пресс-конференции. Так объяснили мне при встрече.
Поднимаемся на третий этаж. Рассказываю все, что удалось накопать, что сообщили друзья, что волнует очень глубоко. Выхожу из зала, и Юрий мне шепчет на ухо:
- Вас ждут люди из СБУ…
«Опять… ничего не меняется»…
- Здравствуйте!
Опять тот же мужчина, рядом с ним тот же молодой.
- Елена Борисовна, у Вас очень интересные данные. И они полностью подтверждаются. У Вас есть своя группа людей? Осведомители?
- Ага, целый интернет, и тысячи писем. Только в них надо разбираться, где фейк, а где правда.
- И как Вам это удается?
- Когда не мешают – работает интуиция, а когда отвлекают – могу ошибиться, парировала я.
- Мы подписаны на Ваш аккаунт, Вы писали, что хотели бы проехать по регионам Украины?
- Да, есть такое желание. Вата утверждает, что у меня накрученная группа груза-200, и в ней нет живых участников. Вот хочу встретиться с участниками сначала здесь, в Киеве, а потом, если удастся, проехать и в другие регионы, особенно на запад к «злобным бандеровцам». Но мне совершенно не нравится то, что Вы ходите по пятам.
- Елена Борисовна, Вы очень известный человек, и Вам, как минимум, нужна охрана. Мы готовы сотрудничать с Вами.
«Знаю я ваше сотрудничество, дедушка учил»… - сразу услужливо подсказало подсознание.
 ...… Мой двоюродный дед по материнской линии – Лямин Василий Андреевич сразу после Великой отечественной войны остался в городе Гродно и работал в КГБ. А в последствии он дослужился до начальника КГБ Гродненской области. Это о нем была в свое время написана книга «Записки майора Пронина». Он часто приезжал в гости к своей сестре – моей бабушке, и с огромной любовью относился ко мне. Всегда смеялся, что я очень смышленая. И задавал мне разные головоломки, рассказывал, как себя вести в обществе. Когда я выросла и стала очень даже симпатичной девушкой, деда Василий озаботился несколько странным обучением своей внучатой племянницы.
- Будешь знать, как от навязчивых парней уходить, с хвоста их снимать, - веселился он.
Мы выезжали в лес, или наоборот, были в шумном месте города. Он заставлял меня запоминать мелочи на улице или в лесу, потом с пристрастием через пару дней выспрашивал, что я помню из увиденного. Наставительно советовал никогда не садиться в первое подъехавшее такси, не входить в лифт с незнакомцем. Однажды в лесу заставил меня засунуть руку в муравейник, после чего я дико болела, а бабушка поругалась с братом. Но спустя годы я поняла его урок. Словом, выживаемость,  жизнеобеспечение, самоохрана.
Мама с бабушкой часто смеялись над его причудами. Мне просто нравились такие игры. И я представить себе не могла, что когда-то все это так пригодится мне в жизни. И со временем я поняла, что он учил меня разным кгбшным примочкам, которые не раз помогали мне ориентироваться в запутанных ситуациях и переигрывать российских фискалов….
И вот теперь я столкнулась в чужой стране лоб в лоб с теми, с кем меньше всего вообще хотела общаться.
- Елена Борисовна Вы скажите, когда и с кем Вы хотите встретиться в Киеве, а мы организуем.
- Нет уж, спасибо, я сама организую встречу.
- Где?
- Я подумаю, пока не знаю. Сообщу Юрию.
 ...Вечером мы разговаривали с Юрием и его супругой, которая оказалась отменным врачом. И во время Майдана оказывала помощь раненым.
- Нам приходилось даже операции делать на дому, потому что сначала «скорые» отказывались приезжать на вызовы. Я дома четверых прооперировала. Спасибо Киевскому патриархату, открыли церкви для того, чтобы народ смог скрыться или погреться, а в церквях Московского патриархата оружие прятали.
- Да, мне сообщили из Славянска, что все церкви превратились в склады боеприпасов для боевиков и «ополченцев». И в Краматорске так же было.
- Юрий, а где я могла бы собраться с одногрупниками? Желательно на улице.
Юрий подумал и говорит:
- В Лавре лучше всего, там есть площадки, где можно собрать людей.
- Какая Лавра? – коршуном налетела его супруга, - там Московская патриархия, они Лену или отстрелят, или еще какую провокацию устроят…
Я открыла Яндекс-карту. Хотелось выбрать место для встречи в центре, чтобы оно было знаменательным.
- Спивоче поле, - хорошее место и даже сцена там есть, - вот смотрите.
Мы уткнулись в Яндекс-карту. Да, нравится.
И я написала первое объявление в группе: «Уважаемые члены группы – киевляне, предлагаю встречу с одногруппниками на Спивочем поле». А за стеной я слышала, как Юрий уже докладывал этим «на три буквы», какое место я выбрала для встречи.

Начало октября, а на улице тепло… мне - северянке это просто в праздник. Иду в назначенное место и думаю, придут люди или нет? Подхожу – пусто. Никого. Закурила. И вот уже подтягиваются одни, другие. Я видела многих на аватарках в Фейсбуке. Эмоции. Они захлестывают, но надо держать себя в руках. Какие же вы молодцы, что пришли. Говорили обо всем и ни о чем. Кто-то предлагал помощь с жильем, кто-то с контактами. Дорогие мои, я все просто не упомню. Главное, что мы на связи. Приехало три канала телевидения, опять небольшое интервью. Останавливаю журналистов: простите, но я с людьми встретиться хочу.
- Ничего-ничего, - кияне улыбаются, пусть побольше людей Вас услышит…
Хорошая встреча, теплая. Мне подарили рушник и куклу-мотанку. Мой первый оберег в Украине. Ощущение внутренней поддержки – вот чего мне так не хватало в стране, которую я с детства люблю по сказкам и мультфильмам, и, как оказалось, совершенно не знаю.
После встречи на телефон раздался звонок. «О, СБУ».
- Ну что Вы так переживали? Мы Вам не мешали, были в стороне, главное, не было провокаций.
«Ну-ну». Я поняла, что с моего хвоста их не согнать, и надо действовать,  как в России: просто их не замечать.

...Вечером написала сыну письмо и сообщила, что вернусь через пару дней.
- Мама, не возвращайся. Тут наши пишут и звонят, тебе нельзя возвращаться, закроют.
Так. Я не совсем готова к такому повороту событий. С собой только несколько легких кофточек, шелковые брюки, белье на смену. На дворе осень.
- Сына, я очень хочу вернуться.
- Мама, нельзя. Я очень тебя люблю, но пока побудь там.
Как-будто подслушивая меня, в комнату вошел Юрий с вопросом:
- А вы когда возвращаетесь? У нас племянник приезжает, надо комнату освободить.
Вот оно как.
А в Фейсбуке одногруппники зовут в Днепропетровск. Ну что ж, прифронтовой город. Днепр, так Днепр. А оттуда хочу проехать в Славянск и в Мариуполь.
- Лена, вас туда не пустят. Я не пущу. И я поеду с вами.
- Юрий, вы же еле передвигаетесь, с палочкой. Куда Вы со мной?
- Мне надо находиться с вами, - парирует он
«Да ясно уже»,- поскрипывает мое подсознание.
- Юрий, у меня завтра встреча в Минобороны, приглашают на круглый стол все замминстры. Подвезете?
- На правах вашего пресс-аташе я готов вас сопровождать.
- Спасибо.
На следующий день мы приехали в Дом офицеров, в центре Киева. Внушительное количество адьютантов, не менее внушительные начальники. Мне не привыкать. В «Забытом полку» попадалось сначала много чванливых генералов, да и на Северном флоте повидала таких шишек в форме, а в дни гибели АПРК «Курск» мне буквально приходилось сражаться с самыми высокими минобороновскими шишками.
Нас провели в зал, где посредине стоял огромный круглый стол. После обмена вежливыми фразами приступили к главному.
- Елена Борисовна, Вы очень смело ведете себя, и мы хотели бы вам помочь.
Я поблагодарила и предложила, на мой взгляд, главное:
 - Давайте совместно организуем информационный фронт. По сути, я его уже создала. Присоединяются ваши украинские сайты, уцелевшие российские. Я привлекла массу иностранных журналистов, с которыми давно знакома. Мир должен узнать правду, пока не поздно. Потребуется небольшое финансирование, чтобы мы смогли создать отличное Агенство, где сосредоточим Центр управления. Соберем креативщиков…
Минобороновцы рассказали, что у них уже есть такой отдел, но пока он работает слабо. Я пошутила, что зарплаты тех, кто плохо работает надо передать мне, мы распределим эти средства в нужном направлении.
Меня слушали внимательно. Немного спорили, и вдруг…
О, это «вдруг», как часто я на него натыкаюсь. Оно появляется всегда не вовремя, разрывая нормальную цепь событий, и уводя людей в сторону от главного. Здесь это «вдруг» проявилось в виде рыка Юрия.
- У меня сын на фронте, он очень хорошо знает информационные технологии, и он должен возглавить такой отдел. Я сам был начальником предвыборного штаба кандидата в президенты.
«При чем здесь предвыборный штаб, - думала я – технологии и навыки совсем другие. Это война. И война с очень коварным противником»
Мы вежливо заткнулись. И терпеливо больше 40 минут слушали абсолютно несусветный бред Юрия. В конце концов, один из военных прервал его. Но не тут –то было. Юрий не желал останавливаться в своем спиче.
 Мы тоскливо смотрели друг на друга.
Офицеры не выдержали, и уже вместе прямо и открыто одернули Юрия:
- Мы пришли на встречу с Васильевой, а не с Вами. Вы вообще не были приглашены. Мы подумаем, куда определить Вашего сына, а пока простите, нам надо закругляться.
Встреча оказалась скомканной, ни о чем так и не договорились. Все встали, пожали друг другу руки, и разошлись. Из всего сказанного я сделала лишь один вывод: деньги на создание информационного фронта у Минобороны есть, специалистов нет, пришлых они приглашать не собираются, а сами пока не знают, с чего начинать.
 Или все это было заранее спланированным ходом?

Пока шли по улице, я выслушивала от Юрия, что я не права, и в следующий раз я должна везде рядом с собой заявлять его выступления. Этот мозгоклюй, у которого мне приходится жить, стал порядком нервировать. И я не знала пока, как дальше поступить
Я просто молчала… И тоскливо наблюдала, как за нами волочется "хвост" слежки.
Юрий опять напомнил о том, что у него приезжают родственники. Значит, надо ускорять отъезд в Днепропетровск. Я очень хотела написать об этом на Фейсбуке, но что-то не заладилось с Интернетом, а Юрий сообщил, что взял нам билеты в Днепр на вечерний поезд. Еще он сообщил, что эти, что на три буквы, готовы выделить мне микроавтобус, чтобы на нем объехать зону АТО. Заманчивое предложение.

...Утром в Днепропетровске нас встретила девушка от администрации, которая сообщила, что после того, как мы расселимся, нас ждут в администрации области. Юрий вальяжно выплыл из поезда. Поразительно, но с ним всегда были его портфель, абсолютно неподъемный и трость. Этот высокий мужчина с необычайно сильным голосом постоянно двигался очень медленно, и всех, кто находился рядом, заставлял себе помогать. Вот и теперь, когда мы подошли к машине на вокзальной площади Днепропетровска, он обратился к водителю, чтобы тот открыл багажник. Нет, не для моего чемодана, а для его портфеля. Медленно обошел машину со стороны водителя, передал ему портфель, проследил куда и как его надо поставить, отдал приказ закрыть багажник, так же медленно обошел машину вновь со стороны водителя, потом потребовал открыть ему переднюю дверцу, долго размещался на переднем сидении, пока его клюшка находилась на тротуаре. Потом сев, вновь обратился к водителю с требованием выйти и подать ему клюшку, хотя та находилась у него под рукой. Водитель передал ему трость, закрыл за ним дверь. И поскольку гостиница нам не была заказана, Юрий потребовал, чтобы его отвезли в лучший отель, что и было сделано. Но в лучшем отеле оказались совершенно поднебесные цены, после чего Юрий заставил нашего водителя объехать еще несколько гостиниц. И везде он выходил из машины, т.е. водитель выскакивал, открывал ему дверь, помогал выйти, открывал багажник, доставал портфель Юрия. После того, как Юрию в очередной раз не нравились цены гостиницы, вся процедура с укладыванием портфеля в багажник и трости ему между ног повторялась.
И это сначала забавляло, потом уже  откровенно раздражало. Всех. Но Юрию это нравилось. И я не знаю, сколько бы времени все это продолжалось, но я вмешалась и попросила отвезти нас в гостиницу «Днепропетровск». Рядом набережная Днепра, центр города. Расселились. И поехали на прием к заместителю губернатора Олейнику.
Уже там, в администрации, я узнала, что мне забронирован номер, и не надо было скитаться в поисках гостиницы. Под свое крыло меня забрала Татьяна Губа, помощник губернатора, которая тоже оказалась членом нашей группы «Груз-200 из Украины в Россию».
Вообще Днепр встретил очень тепло. В прямом смысле, поскольку там я нашла не только отличных друзей, но и, прежде всего, неравнодушных людей, волонтеров. На одном из концертов для раненых меня приветствовал огромный зал, и я вновь получила благословение местного патриарха. Эти люди в дальнейшем не поддались на провокации, знали, что я как делала, так и делаю свое дело. Но, к великому сожалению уже спустя пару месяцев все сотрудники администраций, как по команде, отвернутся от Васильевой, впрочем, как и от своих волонтеров и даже будут пытаться открещиваться от добровольческих батальонов.
Нет ни чего хуже договорной войны. Но об этом позже.
Закончить главу о Юрии я хочу еще парой зарисовок, которые заставили меня пойти на контакт даже с СБУ.
Этого человека расселили в той же гостинице, что и меня, предоставили прекрасные апартаменты. 
В первый же вечер, после принятия спиртосодержащих напитков со своими друзьями, Юрий вломился в мой номер и открыто предложил мне стать его любовницей.  Причем сделал он это в присутствии Татьяны Губа, ни сколько не стесняясь, полный уверенности в своих силах и значимости. Я потеряла дар речи. Пришлось вытурить его из своего номера.
О, нет ничего хуже, чем отвергнутый мужчина, особенно в возрасте, особенно в преклонном. Уже на следующее утро я выслушивала его истерики по поводу того, что мне нечего делать в Украине, что я – засланная шпионка, и он это достоверно знает, потому что у него сохранились связи в России. И его, Юрия, просветили с российской стороны о моих намерениях! Восемь, девять, аут! Так вот кто были его таинственные вчерашние друзья...
Старосоветский стукач, попав в шикарные апартаменты гостеприимного Днепра возомнил себя вершителем судеб. Пройдет с полгода и у нас будет с ним еще одна встреча, на которой он мне безжалостно нагадит.
А пока впереди была пресс-конференция в администрации Днепропетровска. Ее готовила Татьяна Губа.
- Лена,- у Тани дрожал голос, - что делать с этим старым хрычом?
- С каким? – хотя нет смысла спрашивать, итак ясно: речь идет о Юрии. – А что он еще вытворил?
- Представь, он позвонил в пресс-центр, и начал требовать, чтобы я изменила порядок пресс-конференции, и чтобы он был заявлен в ней как отдельный участник.

- И что он собирается говорить? – вспомнив спич Юрия в Миноборны, спросила я.
- Он говорит, что будет рассказывать о том, как построил информационную защиту для Украины и что ты… его проект.
Блин, ну это слишком.
- Что будем делать? Мы с Таней спросили друг друга одновременно

Раздался телефонный звонок, звонил тот самый старший офицер СБУ, который предложил мне свою помощь.
- Елена Борисовна, я могу предложить Вам охрану из 4х человек, Вы поедете на нашем микроавтобусе в АТО, туда, куда считаете нужным.
Ого! От такого предложения сложно отказаться.
- А Вы поедете?
- Нет.
- Вас будут сопровождать наши ребята из «Альфы». Вы для нас очень ценны.
Комплимент с двойным дном, но приятно.
- Хорошо, я согласна.  А когда и куда подадите микроавтобус?
- За Вами приедут прямо в Днепропетровск. Вас и Юрия они смогут забрать уже завтра с утра.
Юрий!!! О нет, только не он с его портфелем, вечными наставлениями, а теперь еще и с параноидальной наклонностью к шпиономании.
- А можно без Юрия? – я впервые почувствовала в собственном голосе просительные нотки. Он старый человек, еле шевелится. К тому же его тяга к его портфелю… Ваша «Альфа» будет носить за ним портфель.
- Что? – на том конце телефона собеседник поперхнулся.
- Ой, если встретимся, потом как-нибудь расскажу. А пока… давайте без Юрия.
- Но, понимаете, это он настоял на такой поездке с Вами.
- Простите, у меня сейчас пресс-конференция, перезвоню после нее.
Набираю Татьяну.
- Таня, я не могу просто так конфликтовать с Юрием. У него мои вещи, я как бы зависима от него.
Таня, смеясь заявила:
- А я дала команду охране, чтобы Корнева Юрия не пропускали в зал ни при каких обстоятельствах.

Как воевала с ним охрана, не знаю. Знаю, что даже в зале пресс-службы из-за дверей периодически доносился его голос, но в зал его не впустили.
Вернувшись в отель, я узнала, что сопровождающее меня лицо съехало, заказав через ресепшен билеты в сторону Киева.
Мы с Татьяной ударили по ладоням.
Раздался телефонный звонок, звонил все тот же офицер СБУ.
- Наши ребята приедут за Вами послезавтра. Мне звонил Юрий, и сказал, что он будет выезжать вместе с нашей группой из Киева.
- Нет!!! – я не знала, как себя вести, и выпалила кратко все, что уже накипело по поводу моего «пресс-атташе».
- Избавляйтесь от него, как хотите, к тому же я не уверена, что он не стучит на Россию.
 На том конце телефона зависла пауза.
- Ладно, мы что-нибудь придумаем.

Остается день. Этот день – самый тяжелый  в моральном плане. Вместе с Татьяной Губой мы едем на кладбище неопознанных бойцов. Именно там я отсняла самые жуткие кадры, облетевшие весь мир – ряды свежевырытых могил. А перед этим мы посетили морги, где нам показали, как проводятся исследования на ДНК неопознанных останков.


Впоследствии, я не раз возвращалась в Днепр (так зовут его местные жители), но те первые ударные по эмоциональному накалу посещения были самыми жестокими.
Помню, как написала ребятам с сайта «ИнформНапалм» (я еще не знала, что они готовят отжим моего проекта себе):
- Я перешлю вам видео, выложите их, пока я в поездке. 
И как после их просмотра Роман Бурко мне звонил:
- Это слишком жестокие кадры. Их нельзя показывать людям. Это лицо войны.
Я не выдерживала и спорила:
- Но сознание русских уже «отравили» показом сцен насилия. Пусть видят себя в конечном результате – на поле боя грузами-200. Пусть знают, чем для них закончатся эти «сафари»

***
Четверо симпатичных ребят в микроавтобусе. Ничего выдающегося, кроме их глаз. Эти глаза опалены войной, и любая улыбка не в состоянии скрыть того, что они прошли.
- Ребята, по дороге мне надо отснять на видео следы войны.
- А нам лучше не попадать Вам в кадр.
- Так не попадайте.
Едем в Запорожье, обмениваемся шутками.
- А как вам удалось избавиться от Юрия?
- О, это целая эпопея. Начальник на меня стрелки перевел, и Юрий бомбил меня звонками весь вечер накануне. То пытался выяснить наш маршрут, то количество людей, то дотошно выспрашивал, знакомы мы с Вами или нет. Забодал. И каждый раз уточнял выезд. Я ему сказал, что выезжаем в 8 утра и заедем за ним. Он еще раз десять перезвонил и объяснял, как к нему доехать. Я начал понимать, почему Вы отказались от его общества. Так этот перец уже позже к вечеру начал звонить и сообщил, что готов подъехать к нашему микроавтобусу. Ему откуда-то стало известно место нашего выезда. В общем мы удрали от него на 2 часа раньше. И самое смешное, что правильно сделали, потому что он приехал за полтора часа до назначенного времени и караулил нас.
- Н-да, забавный образец советского розлива…
Парни грустили, что не захватили в дорогу диски с музыкой. В конце-концов, мы решили остановиться у какого-нибудь магазинчика и взять в дорогу песни...

....Но, пора закончить историю о Юрие Корневе. Юрий примчался на пресс-конференцию, которую я давала в кризисном медиа-центре по поводу провокаций Шария в марте 2015 года. После этой пресс-конференции, он увязался за мной и моим охранником в кафе, где начал говорить мне оскорбительные фразы, в надежде вывести меня. О, как я хотела врезать по его физиономии.
Охранник тогда спросил меня:
- Зачем ты все это терпела?
- Ну представь себе, я никто в этой стране. И вызвать милицию, арестовать меня за дебоширство – возможно. Это была его задача.
Я вовремя вспомнила, что Юрий оплатил за меня билет на поезд из Киева до Днепропетровска. Молча отдав ему деньги и расчитавшись по счету в кафе, я вышла из заведения, окончательно поняв, что с этим человеком я уже никогда не встречусь, либо буду готова к любой его выходке и отреагирую должным образом…

Продолжение здесь...



Отправить комментарий