Убить дракона ч.5 Расскажешь - убью

Предыдущая здесь

Поездка в АТО приближалась, Журналисты из Голландии приехали  в Киев. Они подробно рассказали мне, что в Голландии пройдет фестваль документальных фильмов, где они хотят рассказать о том, как Россия напала на Украину, о моем проекте груза-200, как неопровержимых доказательств этой агрессии. С Машей Новиковой я знакома давно. Она снимала фильм о Гарри Каспарове "В огне революции". И сопровождала его в поездке ко мне в Мурманск.А потом освещала много событий из нашего российского протеста. Я ей полностью доверяла, и хотела помочь Украине: донести до мира правду.

Если бы я тогда знала, что именно на период этой поездки и начался мощнейший план по дискредитации и моего имени и проекта груза-200 с включением всех силовых и административных структур Украины…  И цель была у слуг Дракона: не дать голландским журналистам сделать фильм, в котором Елена Васильева ведет этот проект. А соответственно, нечего ей делать в Голландии. В той поездке СБУ делало все возможное, чтобы Маша Новикова повлияла на голландцев, которые мне прислали приглашение в Гаагу - аннулировать это приглашение . Словом, остановить Васильеву любыми путями. А заодно и правду попридержать...

Поэтому данную поездку по освобожденным городам я опишу подробнее.

Я позвонила Виктору, помните, тому, которого высшие сбушные чиновники назначили моей «феей – исполнительницей желаний». Предстояло обговорить детали, передать ему сканы паспортов иностранных журналистов, и назначить час выезда.
Это  офицер, не высокого роста, с маленькими ручками, действительно личность неприметная. И на нем не стоит останавливаться в нашем повествовании. Разве что он часто мне по ошибке звонит, видимо, номер сам набирается. И я не раз слушала, как он где-то ходит, сопит, сморкается.
Это была единственная встреча, на которой он представил мне своего помощника, скромного полковника с фамилией то ли Соколов, то ли Орлов, с именем Андрей. На
своем скромном «лексусе»  он доставил меня до дома, сообщив, что будет сопровождать меня в поездке с журналистами. Рассказал о смешных терках, возникших у них. Отдел контрразведки, который представляла уже известная нам парочка – твикс Андрей и Саша Рыжик, тоже хотели участвовать в командировке. И поэтому победила дружба – Рыжик едет с нами. И со скрипом они согласились взять с собой одного из моих охранников, понятное дело, украинца – Тараса, папа которого работает в Минобороне.
Но с Тарасом у них реально вышла заминка. Он их просто бесил, поскольку не поддавался ни на какие сплетни обо мне. "Тарасик» - так за глаза стали звать его сбушники,  с вслед за ними и …тролли в интернете…
Впоследствии, именно этот скромный полковник на "лексусе" заявил мне:
- Если опубликуешь мое фото, или что-то вякнешь обо мне - убью.
Ну что ж. Хочешь быть Джином, получи свои Цепи. С этого момента ты несешь ответственность за мою жизнь и ее сохранность!

...Январь 2015. Накануне отъезда в АТО поздно вечером я получила сообщение из России о том, что можно вернуть несколько украинцев из плена. Поскольку был поздний вечер, я позвонила Юрию Тандиту, сообщила ему, что появилась вот такая информация. Но поскольку я уезжаю на неделю, то им стоит над ней поработать и принять решение. Тандит сообщил, что пришлет своего человека. И на моем пороге возник Орлов-Соколов полковник Андрей на "лексусе", которому я передала свою флешку с полученной пленными информацией. (Вопрос, когда ее вернете? Инкрустированная перламутром, для меня это еще и украшение дорогое. Флешка стала чьим-то трофеем) .
Утром нам предстояла поездка. Полковник выражал всем своим видом желание услужить и подчиняться любому моему приказу, что позабавило.
Но я уже сделала пометочку, что на высшей сбушной встрече были какие-то заминки, а значит, стоит ожидать сюрпризов.
И сюрпризы начались со следующего дня. Собственно, с этого момента и началось нарастание провокаций, целью которых было не только дискредитировать мое имя, но и остановить поток распространения информации по миру о том, что в Украине идет война. А заодно и попытаться вновь устроить «ребрендинг» проекта груза-200.
Но так не хотелось в это верить...
…Если хотите знать, что о вас думает начальник, чиновник или лидер, посмотрите, как с вами здороваются или общаются его секретарша, охрана или ближайшие замы…

… Раннее утро.  Бусик с охраной (ой, сколько охраны – 7 человек в бронниках, с оружием), заезжают за мной, журналистами, Тарасом. В бусике уже сидят Рыжик и Орлов-Соколов.
Мама Тараса заботливо передала для меня с сыном плед и маленькую подушечку в дорогу.
-  Наша королева, - слышу я от Орлова – Соколова…
Вообще-то я после операции на сердце…
Стоп, что-то не так. Этот Андрей уже не излучает готовности помогать. Он преспокойно откупоривает бутылку вискаря, и усосав ее, почти до Днепропетровска не отсвечивает. А Рыжик балагурит, как сорвавшийся с цепи щенок.

Памятуя о первой поездке в АТО, я пытаюсь познакомиться с теми, кто сидит в разгрузке. Но они вообще не разговаривают. В глаза не смотрят.
- Ого, - говорю я сама себе - опасность.
Маша в дороге снимает меня: как едем, о чем говорим, как отвечаю на звонки людей.
В целом, обстановка в бусике странная: часть настроена на работу и взаимодействие. Другая часть источает тревогу, граничащую с угрозой.







И пока мы едем из Киева до Днепропетровска, я вспоминала странное гостеприимство команды Коломойского.
С одной стороны они меня очень радушно расселили в своей административной гостинице, в очень уютном номере. И я не только спокойно продолжила заниматься проектом, но и готовила поездки по Украине.
Почему-то захотелось объехать регионы по часовой стрелке: Херсон, Одесса, Николаев, а потом на запад страны в "бандеровские" регионы.
Но мои планы были резко нарушены. В один из вечеров в номер прибежала Татьяна Губа, вручила мне билеты на самолет во Львов на следующее утро и конверт с деньгами 10 000 гривен.
- Но я не связывалась со Львовскими активистами. Кто меня там встретит?
- Тебя встретит Семен Семенченко.
- Таня, последние дни перед выборами. Я не собираюсь помогать кому-то из кандидатов в Верховную Раду. Это не моя страна и я не желаю вмешиваться в вашу политику.
- Лена, решено, ты уезжаешь.
Это поведение меня озадачило.
Созвонившись с волонтерами, я узнала, что на следующий день в Днепр пребывает президент Петр Порошенко. 
Понятно, меня тупо убирали из города, чтобы я не смогла с ним встретиться.
Собственно, у меня тогда и не было таких планов - встречаться с президентом.
Утром выяснилось, что оставленные деньги - это средства, которые я должна заплатить за гостиницу. Какое-то странное гостеприимство. Лучше бы я сняла более скромное жилье и оставила деньги на проект. 
Я расплатилась за гостиницу. В конверте оставалось 1300 гривен. Оставшиеся деньги просто начали мне жечь руки. Позвонила добробатам из батальона "Донбасс". Один из них согласился встретиться со мной в аэропорту. Смешно было видеть, как аэропорт был просто нашпигован сотрудниками спецслужб, задачей которых было "обезопасить мой вылет" из Днепра.
Доброволец приехал в аэропорт и я передала ему оставшиеся деньги на нужды ребят. Силовики сновали вокруг, вели скрытую съемку...

А еще, пока мы ехали до Днепропетровска я вспоминала нашу встречу с Борисом Филатовым. Он поначалу мне очень импонировал: собранный, четко решающий поставленные задачи. Совсем не российская вальяжная администрация. А потом украинцы с удивлением узнали, что Коломойский, Филатов и вся его команда в разгар сражений на Донбассе, покинула свои посты, оголив прифронтовой город. Но ведь это - предательство. Под удар был поставлен целый регион. И уж совсем удивительно глупо смотрелись мэрские выборы, когда тот же Борис Филатов выдвигал свою кандидатуру, и призывал народ голосовать за себя. Ведь он уже предал своих земляков, оставив пост заместителя губернатора региона...


Днепропетровск
Январь 2015. В Днепропетровске меня ждут представители ОБСЕ . Ждут давно, поскольку мы устали переписываться и перезваниваться. Они тоже все время перепроверяют мои данные. Данные совпадают. И наблюдателям ОБСЕ вживую хочется увидеть «Мать Мира» (я была польщена таким определением).
Въезжаем в Днепропетровск. Казалось бы, надо расселиться, и время поджимает на встречу. Но Рыжик заявляет, что сначала ему надо расселить вооруженную нашу охрану. Мы подъезжаем к Днепропетровскому СБУ, и тупо стоим на морозе почти полтора часа. На встречу с ОБСЕ я уже опаздала. Созваниваюсь с ними, извиняюсь, прошу подождать.
Уговоры Рыжика бесполезны. В конце концов, не выдерживаю, ору на него. Вывести меня из себя очень трудно… Тот неохотно залезает в бусик, и мы едем в ОБСЕ. Охрана остается отдыхать в недрах сбушного здания. Для чего мы так долго стояли  под Днепровским СБУ – осталось как бы загадкой. Хотя уже было ясно - сотрудники СБУ желали сорвать встречу международных наблюдателей с нами.

Наблюдатели меня дождались. Встреча была долгой, разговоры и обмен
информацией – обстоятельными. Среди наблюдателей – мои соседи… из Норвегии, Финляндии. Я же из Мурманска, а эти страны там совсем рядом. И они меня знают по экологической деятельности.  Маша Новикова все скрупулезно снимает на видео.
Заключительное фото на память.

Мальчиков на три буквы наблюдатели ОБСЕ не впустили. Те ждали за дверью.

...Да, с местными волонтерами не успею встретиться. Ан нет. Ребята из самообороны рядом. Они сами подъехали. Встречаемся, обнимаемся. Делимся планами на завтра.
- Нафиг завтра. Давайте к нам сегодня. Мы и стол накрыли. Рождество вместе отметим.
Боже, Рождество,я и забыла…
Мы расселяемся в гостинице и пешком идем по Днепропетровску, сказочно украшенному праздничной иллюминацией.








Без изысков, как на фронте. Стол накрыт. Бойцы добробаты, волонтеры: все хоть на
минуточку хотят заглянуть к нам. Делимся впечатлениями. Фотографируемся, ребята рассказывают об украинских традициях встречи Рождества, Нового года. Маша беспрерывно снимает видео. Кто мог подумать, что спустя пару месяцев все эти помещения отнимут у волонтеров.

Орлов - Соколов и Рыжик затаились по углам. Но стоит мне с кем то попытаться отойти в сторону – тут как тут. И все же ребятам – волонтерам удается меня отжать от них.

- Лена, мы не в курсе подробностей, но против тебя готовится что-то страшное. Провокация. Будик звонил Филатову.  Будик подлый человек. Потребовал, чтобы Филатов тебе во всем противодействовал. Тот обещал ...
- А что-то поподробнее?
- Ой, Лена, не знаем. Это же Миноборона… Но ты должна помнить – мы рядом с тобой. Если что – укроем. Будик сволочь и не тот, за кого себя выдает. Лишь бы не убили, будь осторожной.
- Ладно, ребята, плюс, принято. Буду осторожной.
Отводят в сторону Тараса, что-то объясняют ему. Результат:  Тарас  стал проверять даже все придорожные туалеты.
Возвращаемся в гостиницу. Журналистки расселены рядом  в номерах, недалеко номера Рыжика и Орловосоколова, который успел надраться где-то. Тараса отселяют на другой этаж.
Устали жутко, но настроение хорошее.
Я пытаюсь уснуть,  но не тут-то было. 2 часа ночи. В соседнем номере скандал. Кто-то кого-то не пускает, и в течении нескольких часов кто-то колотится в двери соседнего номера. Звоню Соколовоорлову – не отвечает. Звоню Рыжику – с друзьями на встрече. Звоню Тарасу – телефон не доступен. Что за чертовщина? В конечном итоге дозваниваюсь Соколовоорлову, который как-то быстро угомонил дебоширов. Ну да, и опять уже (или еще?) пьяный. Но время  4й час утра. Засыпаю. 
Почти 5 утра – в дверь стучит пьяненький Рыжик:
- Вы звонили?
- Блин, да. Где тебя носит?
- С друзьями встречался в ночном баре…
Ну да, охрана… для нашей безопасности.

Спасть осталось один час.


Отправить комментарий