Убить дракона ч.7 Друзья познаются в беде

Предыдущее здесь

Сейчас, оглядываясь на все те мелкие ежедневные провокации, переросшие в крупный скандал, прокатившийся не только в Украине, но и в России, закончившиеся убийством Бориса Немцова, я понимаю, насколько много исполнителей было вовлечено в эти «мероприятия» по дискредитации Елены Васильевой и проекта груза-200. Сейчас все это воспринимается как истерика Кремля, который, желая быть чистым, задействовал массу народа, и смело как обезьяна гранатами, швырялся своим людским ресурсом, спокойно засвечивая их, лишь бы прекратилось распространение информации по грузам-200.
Более 500 млн  долларов было вбухано с российской стороны в организацию этих провокаций. Интересно, сколько с украинской? В любом случае, известно, что вольно или не вольно в этих провокациях участвовала вся основная команда Коломойского. А значит, и все депутаты ВР, которых он финансировал. В ней приняли участие люди Медведчука,  кума Путина, спокойно высвечивая цепочки людей, работающих на агрессора. Один знающий многое подонок мне писал: «На тебе не сделал денег только ленивый».
Я запомнила эту фразу. И до сих пор продолжаю удивляться этому цинизму: ведь все они действительно делают деньги на этой войне. Пиарятся на ТВ, с умным лицом создают видимость каких-то действий. И люди им верят…

Да, я совершенно в ином лагере – я с теми волонтерами, кто уже почернел от натуги, но день и ночь ценой своей жизни держит оборону, отдавая фронту последнее. А эти рубят бабло,  придумывая ситуации, как ослабить, поссорить слаженные группы защитников своей страны. Вычисляют эти группы и уничтожают их.

О чем думал подполковник Минобороны Украины Вячеслав Раевский, специалист по
информационно-психологическим операциям, он же как бы волонтер Роман Бурко и его команда, подсовывая СБушникам придуманные им дезы о Васильевой? О безопасности своей страны? Нет, он думал о том, как урвать только себе выделенные государством миллиарды на информационный фронт.  И наслаждался тем, как водит за нос сразу несколько отделов СБУ, строя из себя вершителя судеб.
Кто-то читая эти строки подумает, что я вот беру и сливаю спеца Минобороны Украины. Не переживайте. Он в свое время так достал своим "международная группа волонтеров", что его белорусские коллеги решили понять, кто это, и провели свое расследование.
Он или не подозревал, или абсолютно осознанно играл в паре с российскими спецслужбами, и свято выполнял указ Путина о гостайнах. В любом случае – он четко сработал на агрессора. Курируемые им ИнформНапалм с ЦензорНет  никогда одни бы не смогли произвести такой эффект: заставить на несколько месяцев замолчать все международные СМИ, которые просто перестали что-либо писать об Украине.
Я специально сохранила скриншоты одной статьи ИнформНапалма. Они уже поснимали многие из тех статей и видео, в которых поливали меня грязью, распространяя заведомо ложную информацию, т.е. совершая в отношении меня уголовное преступление. Но вот есть в зеркале уцелевшее: http://censoru.net/1837-elena-vasileva-okazalas-agentom-kremlya-video.html
А если и его удалят, вот скриншоты этого посквиля. И обратите внимание, там же

есть удаленное видео, то самое, которое потом тиражировал кусками Анатолий Шарий. То есть, Шарий находится на побегушках у "Бурко", как и у российских спецслужб, и является "международным волонтером" ИнформНапалма.
Об этом я тоже очень подробно расскажу, и дам вам послушать и моего «куратора», голос которого они вырезали, и еще многое другое.
Но стоит сказать пару слов и об этом тексте в скриншотах. "Журналист Роман Бурко" утверждает, что летом 2014 года они закрыли проект "Василек". Убедительно? Груз-200 - мой проект был создан 19 августа 2014 года. В Украину я приехала 25 сентября 2014. После чего мне Информнапалм сам предложил создать этот проект, я даже переписку сохранила. А прикрыли они его в январе 2015... вот вам и "летом 2014".
Маленькая неправда рождает большую ложь. И так во всем дальше.

Итак, к моменту, когда  с высокой температурой и абсолютно оглохшая после недельного марш-броска с голландскими журналистами вернулась в Киев,  уже выстроилась цепочка взаимосвязи многих из тех, кто принимал участие в набиравшей обороты провокации…

… Выпросив для себя одну ночь в той квартире, я спала на голом диване: все постельное белье у меня забрали хозяева. За время моего отсутствия их успели тщательно обработать.
И тогда же вечером я написала отчаянный пост в Фейсбуке с просьбой помочь найти мне жилье, который «случайно» увидела Лиза Богутская.  
Да, та самая Лиза Богутская, которая «бежала» от преследовавших ее в Крыму российских спецслужб.
Лиза, которую я до этого знать не знала, вызвалась мне помочь. Почитав ее ленту, поняв, что она активно волонтерит, я прониклась к ней доверием.
Она приехала ко мне на своей машине. Полдня мы провели в поездках по городу, где она без умолку рассказывала, как ездила в Крыму с украинским флагом, как ее вызывал следователь, и как она убежала в Украину, не смотря на то, что за ней был хвост из ФСБшных машин преследования. Я про себя посмеивалась, понимая, что Лиза что-то не договаривает. С ее манерой вождения машины, она не ушла бы ни от какой погони… Сначала мы осмотрели квартиру абсолютно в жутком состоянии, и вдруг, нашлась еще одна. Квартира подружки Лизы.
Надо сказать, что это была не квартира, а игрушка. Измученная дорогой, простудой, мотаниями по городу и…трескотней Лизы,  я была несказанно рада. И сразу согласилась в не заселиться. Я почти ничего уже не слышала, потеряв слух, и все время приходилось напрягаться, чтобы сквозь шум в ушах слышать, о чем она рассказывает.
Да, спасибо ей за то, что она провезла меня по врачам, и даже заплатила за осмотр в
институте отолярингологии, куда меня после осмотра  и госпитализировали.
В ЛОРинституте договорились, что меня переведут на дневной стационар.  Поскольку российский переговорщик, приславший до поездки в АТО информацию по военнопленным требовал переговоров.  Это были мои первые переговоры - важно помнить это, чтобы понять степень самой провокации.

С утра болезненные процедуры с  ушами: продувание, заливание в них растворов, капельницы, и возможно, слух вернется, а потом – домой.
Не знаю, что это было, но у меня пропали все вены. И прежде чем поставить капельницу, мне искололи все вены на руках и ногах. Мои бедные охранники были чуть ли не в полуобмороке от таких манипуляций. 

Да, из той квартиры, предложенной Лизой я ни куда выходить уже не хотела. Позвонила своему другу Юрию Шулипе. Его я прекрасно знаю с российского протеста. Он этнический украинец по отцу, и в то время оформлял украинское гражданство. Юра не просто прекрасный правозаступник, но и настоящий друг. 
- Юра, привези все мои вещи.. Я нашла жилье. И, кажется, могу расслабиться после этого полугодового марафона.
Диктую адрес. Приезжают Володя с Тарасом. Тарас проверяет все окна – все-таки первый этаж.
…Наконец-то отоспалась. Четыре дня лечения, слух стал возвращаться. Это самое важное. Каждую ночь в соседней комнате по-очереди оставались дежурить мои добровольные охранники. Два вечера подряд попросился остаться Володя Гроцков.
Вечером длительные переговоры по скайпу. Как я еще тогда сообразила их записывать на диктофон?
Я тогда что-то почувствовала,  неладное, и попросила Гроцкова меня сфотографировать во время переговоров.
Мой переговорщик с внезапно изменившейся интонацией в голосе (как же поздно я это сообразила), стал предлагать мне сделать какие-то несуразные вещи, типа, мне передадут коробку, в которой будут булавки, и когда я поеду в Днепропетровск, эти булавки надо оставить в кабинетах администрации. Тогда и денег заработаем и военнопленных отдадут…
Я прервала переговоры…
Позвонила  Саше Рыжику – его телефон не отвечал, позвонила «лексусу» , он вызвался довезти меня из больницы до дома, в машине и поговорим. Передала ему аудиозаписи этих предложений.
- Как реагировать? С одной стороны, шли переговоры по возврату пленных, с другой – вот эта галиматья.
- А вы подыграйте переговорщику, назначьте встречу, пусть вам коробку эту передадут, а мы позаботимся об остальном… Главное, пусть проговорит все, что хочет вам предложить. Выберите кафе, назначайте смело свидание. Мы будем рядом.
Вечером обнаруживаю в почте требования условий возврата пленных, причем, за деньги, я их молниеносно переправляю Тандиту и Будику. И «лексусу». Это были два письма с требованиями на имя моего переговорщика – Геннадия, которые он получил от тех, кто может вернуть украинцев домой.  Запомним этот момент. Это очень важно!

Мне до сих пор не понятно, был ли этот спектакль с переговорами специально разыгран и заранее отрежиссирован, и тот переговорщик заранее подсунут мне спецслужбами, или же они нашли этого парня  в России сами и каким-то образом воздействовали на него. В любом случае, предыдущие переговоры с ним и его информация мной не раз перепроверялась, и подтверждалась. А тут шло нечто невообразимое.
Еще день лечения, а вечером…  Если кто-то желает убить жильцов, в квартире включил газовые горелки и не поджег их спичкой, то он не станет сам чиркать зажигалкой в этом помещении…
Внезапно ко мне в квартиру ввалились все трое сбушников: Андрей, шеф Рыжика, сам Рыжик и «лексус». И начали на меня орать. Я сначала вообще ни чего не поняла . Пригласила их пройти на кухню. Они реально орали на меня, от них исходила такая дикая угроза…
- Что случилось?
- Смотри,
Они достали мобильный и показали мне кусок моих переговоров, который Анатолий Шарий выложил на Ютубе «Груз-200 ч.1».
- Даже не собираюсь...
Парни не унимались, орали, что я засланная, что я все Шарию сливаю и им это в других отделах подтвердили... А «лексус» вдруг начал орать, что они ждали со спецназом ждали меня в кафе, где я должна была быть и они должны были нас порешить, но зря прождали. Уппс! Пьяный «лексус» явно вякнул что-то не то. Андрей с Рыжиком примолкли. Да, по его же предложению, я дальше начала говорить об этих коробочках с булавками. И мне назначили встречу, и я эту информацию передала ему, но на саму встречу не пошла... Так значит они меня там в кафе пристрелить хотели... Хорошие мальчики...

...Пока они орали, у меня приближалось время прямого эфира на "Эспрессо" по поводу голодовки Надежды Савченко. Договорились о моем выходе в эфир по Скайпу.  Надо было это видеть! Оглушенная их ором, информацией о видео переговоров, их планами... нужно было за 30 секунд собраться и спокойно выйти в эфир.
Как только началось прямое включение, мужчины на кухне затихли. И я до сих пор помню это состояние: даю интервью, и одновременно мое подсознание выдает мне ответ, что СБУ об этих записях, которые сделали здесь и передали Шарию – не в курсе. Иначе они бы тут так не орали, а значит это не они, а кто-то третий. Кто?
Что собирался сделать со мной спецназ как-то отошло на задний план. Пока этой угрозы нет... Нужно решать вопросы в порядке их поступления..

Возбужденные силовики ушли после интервью, а я, оставшись в квартире, подошла к своему ноуту. С одной стороны, в Скайпе есть функция: записать разговор. Проверила – выключено. Послушала то, что выложил Шарий. Намонтировано за 3 дня переговоров. Слова вырваны из контекста, переставлены. А каждый из вечерних переговоров длился не менее 3 часов, выложено обрывками -15 минут.
Посмотрела еще раз. Нашла в адресах знакомого оператора - эксперта из Канады. Послала ему ссылку с вопросом «Что скажешь?»
- Монтаж – ответил он мне.
- Я понимаю, что монтаж. Вопрос, кто делал запись и как она оказалась у Шария.
- Нет, вопросы другие: кто записал и кому передал в Украине. Кто мог проникнуть в твою квартиру, у кого доступ к твоему Скайпу?
Я начала вспоминать. Четыре дня назад позвонила хозяйка, сказала, что ей надо придти днем. Я сообщила ей, что днем я в больнице. И она может приходить, когда захочет. Позавчера она тоже приходила днем без меня. Хозяйка? Но это пожилая женщина, мать подруги Лизы Богутской. И я не уверена, что эта женщина вообще владеет компьютером. Хотя, кто-то мог записать, скачать на флешку, а она могла придти и просто ее забрать. Вариантов много.
Кто?
Позже Александр Осовцов, блестящий адвокат с мировым именем, предложил мне провести пресс-конференцию, и на ней обратиться с просьбой помочь провести экспертизу этих записей. Я так и сделала, но в Украине никто не откликнулся. Экспертиза проведена в Канаде, и ждет там своего часа.

А в это время сама Лиза Богутская, «Роман Бурко», каждый из них писал длинные посты с выдуманными подробностями о том, что я агент Кремля... А армия порохоботов и ольгинских троллей писали под их постами возмущенные отзывы, и разносили эту сплетню по интернету.

СМИ просили меня прокомментировать эти шариковские видео, предлагали выйти с ним на поединок. Вопрос: зачем мне раскручивать перед Украиной этого  проходимца?
И пока этот вопрос: кто?, висел в воздухе, я попросила на следующий день после визита орущих СБУшников, своих друзей собраться у меня в квартире, и обсудить ситуацию. Пришли те, кто был тогда ближе всех ко мне, и кому я доверяла.
Я смотрела в глаза каждому, и пыталась понять – кто.
Позднее, спустя несколько месяцев, я напрямую задам этот вопрос Володе Гроцкову:
- Это сделал ты?
И получу ответ:
- Ну а что тут такого….
А пока мы сидели за столом, и каждый выдвигал свою версию.
Внезапно дверь открылась. И на пороге появилась Лиза Богутская с подружкой – дочкой хозяйки квартиры
- Лена, я узнала, что прямо сейчас за тобой едет наряд милиции, чтобы тебя арестовать. Беги. Собирай вещи и беги.
- Куда бежать?
Обстановка накалялась.
Я понимала, что вообще ни в чем не виновата, но вокруг происходит какой-то театр абсурда, и центральная роль в этом спектакле отведена мне.
Юра Шулипа, юрист, кинулся собирать мои вещи.
- Прыгай ко мне в машину, Люда увезет остальные вещи. Сначала надо в надежное место, а потом разберемся, что к чему. Я буду твоим защитником.
Тарас помогал укладываться и грузиться в две машины: Людмилы и Юры. 
- Уезжай с Людой, мы прикроем, если что,- распорядился Тарас. - Вовку не берем, шепнул он мне на ухо.
Володя с нами не поехал.
Люда –  это та самая женщина, которая приходила ко мне в гостиницу «Дружба народов», и пыталась искать мне жилье, когда я была отселена в нее СБУшниками после операции на сердце. Она забрала меня к себе.
Приехали. Надо оглядеться. Спокойно, Лена, спокойно…

Надо сказать, что все события разворачивались просто галопом. И события, которые у другого человека уместились бы в год жизни, свалились на меня буквально в три дня.
Люда заварила чай, я заглянула в интернет.
- Даже не смотри и ничего не читай, - предложила Люда. Но мой взгляд уже зацепился в первое попавшееся сообщение – боты услужливо закидали меня ссылками на интервью Безлера, который читал…да-да те самые два письма, которые мне были пересланы переговорщиком Геннадием от лиц, предлагавших обмен украинцев за деньги. Те самые два письма, которые я тут же рикошетом переслала Юрию Таниту, его шефу по возврату военнопленных Василию Будику и «лексусу». А Безлер преспокойно их зачитывал, как одно письмо, написанное мной…
И после этого делал вывод, что Васильева – работорговка. И вата поверила - Васильева - работорговка. Безлер преспокойно обманул своих поклонников, как он это делал не раз. Бес - что с него взять...
Вот так… Утечка и прямо в руки врага. От кого? Из СБУ или Минобороны? 
Тогда еще не было готово просто блестящее расследование, аккурат , то самое, «сетевых укропчиков» по Василию Будику, который некоторое время,  был советником министра Минобороны. Это расследование всем стоит почитать, потому что Вася Будик в СМИ сам наговорил себе на пожизненное…

Для тех, кто не в курсе, я повторю кратко публикацию о нем в одной из частей этого сериала.

Через день я вдруг увидела репортаж Саши Сотника. Он в Украине, на Майдане берет интервью у женщин, задает им вопросы по поводу Елены Васильевой и одна из женщин неуверенным голосом сообщает, что я – работорговка. Торгую пленными. Странно, но не неожиданно. Кто еще?
О, Иван Тютрин, ну как же без него... Он начал писать, что Гарри Каспаров от меня давно отказался, и что мы с ним не встречались с 2010 года. Тут пришлось ответить: фотографиями 2012 года, где Гарик и я в разных местах на Оккупаях и конференциях. И, кстати, тогда же, перед отъездом за рубеж, Каспаров предложил мне возглавить вместо него ОГФ. Тютрин был не в курсе...и врал отменно и не убедительно.

Николай Полозов, адвокат Надежды Савченко неожиданно выступил с заявлением, что не знает ни какой Васильевой и самоудалился из друзей. 

Ну да, мы "не знакомы"... если не считать того, что это я убедила его начать защиту украинской летчицы.

Кто еще?
И уж совсем «весело было», когда я прочитала интервью с Катей Мальдон, которая, называя меня Ленкой, уверенно заявила, что я шпионка и агент ФСБ.  Ну ладно, с Сотником все ясно. Мы в российском протесте знали кто он и откуда. Но Катя… Мы не так близко знакомы. Она возникла в протесте в дни моей голодовки.. на 10е сутки голодовки стала приносить мне чистую воду в бутылях. Собственно, нас с ней связывали выходы на акции протеста, я писала об их голодовке многодетных матерей, и  бывала пару раз в ее огромном магазине для полных женщин в центре Москвы. Но у нас не было близкой дружбы или каких-то личных отношений.
Ага, значит нашли и подключили российскую оппозицию. Правда, больше среди наших россиян, предателей, засланцев или просто подлецов не нашлось...

Друзья познаются в беде...

Продолжение следует
Отправить комментарий