Убить дракона ч.9 Лакмусовая бумажка

Тем, кто ставил целью сделать из меня "политический труп" во многом это удалось на тот момент.  Хотя интернет пока никто не отменял.
Да я как-то и не стремилась к пиару. А вот остановить работу проекта не получилось. Хотя поток информации в Россию резко снизился. Недоуменно молчали и международные СМИ более трех месяцев. Журналисты откровенно не понимали, почему вот так со всей дури обрушились в Украине на Васильеву, и в личной переписке объясняли, что вообще не могут понять, что там в Украине происходит. Если ты обманывала весь мир, и грузов-200 в Россию не идет, то значит, и войны, действительно нет – прав Путин. Словом, все решили подождать развития событий.
Друзья в России тоже не понимали, что происходит. Важно осознать, что боль Украины, ее стремление вырваться из лап средневекового феодализма была близка и понятна многим людям мира. Мы все следили за событиями на Майдане, видели, как настоящие сыны Украины отдавали жизни за Революцию Достоинства, видели, что СМИ Украины открыты, действуют без цензуры, и прониклись огромным доверием к той информации, которую получали из этой страны.
Этот фактор учли те, кто сначала просто невероятно перепугался Майдана, но поняв, что народ поет песни, не принимает кардинальных решений, достаточно быстро оправились от испуга и пошли в атаку.
И пока люди получали и осваивали еще первые потоки информационных волн о вторжении России на территорию Украины, о боестолкновениях, люди Дракона уже действовали вовсю.

И лакмусовой бумажкой были украинские военнопленные, которых, как и ихтамнетов – нет, хотя они есть.
Исследование деятельности псевдопатриотов, занимающихся возвратом военнопленных прекрасно осветили украинцы из группы "сетевых укропчиков" с названием "Люди Медведчука".
Неизвестно, откуда взявшийся летом 2014 года генерльский чин у переговорщика по возврату пленных Рубана говорил о многом. Такие высокие чины раздавались сразу лишь в «Новороссии», а он открыто действовал в Украине, и ни силовые органы, ни народ не реагировал на это. Тогда же летом 2014 года перед народом был разыгран спектакль по «освобождению» из плена Безлера одного из лучших друзей этого Беса – Василия Будика вместе с 4мя военнопленными, и внедрение его в Минобороны Украины, хотя все, кто был с ним в плену знали, что вместе с Безлером он присутствовал на пытках и был свидетелем не одного убийства украинцев. 
И это освобождение торжественно провел вновь избранный президент Петр Порошенко, которого с первых дней плотной стеной обступили слуги Дракона. И еще Безлер впридачу получил 2 ляма гривен, якобы на восстановление и строительство детских площадок, а президентские средства в помощь освобожденным Будик прикарманил себе. Т.е. другими словами, этих пленных выкупили у террористов.
Я уже писала, что по этому человеку «сетевые укропчики» провели блестящее расследование на основе исключительно сказанного им прессе, с названием "Будик Всемогущий". И выяснили, что этот "помощник министра обороны" ни какой не грузин, а русский, меняющий гражданство, как перчатки, и тесно связан с Минобороны России. И даже не помощник министра обороны, но так себя называет.
Именно он открыто начал угрожать мне расправой. Мне пришлось заявить об этом в миграционной службе Украины.  И впоследствии стал участником видеопасквилей, где рассказывали о недобросовестных обменщиках, но показывали постоянно мое изображение. Хотя ни слова обо мне никто плохого не сказал. Так создавалась первичная вышевата – происходила «проба пера» по зомбированию украинцев.
Где сейчас Будик и Рубан? Здравствуют, прикупили дорогие авто и дома. У них все в шоколаде.
А Андрей и Рыжик в то время (18-19 февраля 2015 года) пытались меня терроризировать, и требовали, чтобы я им немедленно предъявила имена и адреса всех украинских родственников, которые обращались ко мне с просьбой о помощи, т.е. работали на группу Меведчука.
Я поступила иначе, объяснив им суть тайны перееписки, послав подальше этих спецов, 20 февраля написала всем ищущим родственникам письмо


…Утром после звонка Немцова я приняла решение пытаться добраться до Гааги. Приглашение было на руках. Друзья из Израиля резонно сообщили мне, что через их страну транзитом  могу выполнить намеченный план.
Но надо было подготовиться. Созвоны, переписка
И вдруг… мы получили сообщение о том, что Немцова убили… 27 февраля 2015 года

СМС от сына:
- Кто следующий?
И тогда я пошла к Василию Вовк, который ни много ни мало занимал пост начальника Следственного управления СБУ, к тому самому, который не слезает с экранов украинских ТВ. И услышала от него, что меня в Украину никто не звал – это личная инициатива. И сам вдруг сообщил, что не стоит мне писать доклад Немцова. Они посадят своих ребят, и те напишут
- Как Немцов – не напишут.
- Мы найдем, кто напишет и опубликует.
Это заявление столь высокого чина привело меня в замешательство. Стало ясно, что говорить с ним не о чем.
И вы все знаете, кто вдруг появился в Украине, делал дикие ляпы в прямом эфире по поводу Крыма – Илья Яшин. Он вообще ни интересовался Украиной до гибели Немцова. А тут предоставилась такая возможность попиариться.
О качестве изданного доклада украинцы скромно промолчали.

Сегодня, когда я публикую этот текст – 7 октября. Через 3 дня Немцову исполнилось бы 57 лет. И я опубликую последнюю из этого цикла «Убить дракона» статью о том, что думаю об этом убийстве.
И мне в тот момент оставалось только одно: выполнить рекомендацию Бориса из нашего ночного разговора: вырваться в Гаагу. Визу в Украине не оформить. В России и подавно.
Решение было принято: лететь в Голландию через Израиль.
 Об этом знала только Люда, у которой я жила, а в самый последний момент перед отлетом в аэропорт я позвонила матери Тараса – попрощаться.
В аэропорту в Израиле меня встречали друзья. Да, я их видела, но меня в страну не впустили.
У меня абсолютный музыкальный слух, и как только я ступила на землю Израиля, услышала, и сначала подумала, что мне мерещится, легкий прерывистый зуммер «пи-пи», неуловимый, на уровне вибрации.»Маячок?!»
В голове пронеслось все, что знала о терактах и подрывах людей. Я сразу вышла из толпы, старалась быть обособленной, ведь если эти уроды решили меня взорвать, то нельзя, чтобы погибли еще и невинные люди.

Меня запеленговали  и попросили пройти в спецотделение. На душе отлегло – взрыва не будет. А там сходу служащий заявил мне, что им в стране не нужны политики, да еще такие, которые хотят устроить революцию.
«Вот оно как» - внутри усмехнулась я. Они получили (от кого?) сообщение, что в Израиль летит политик, революционерка…
Меня препроводили в тюрьму при аэропорте, где я провела почти двое суток.
Внезапно дежурный вызвал меня с вещами и повез в аэропорт, загрузил в самолет, полный арабов. Уппс!
- Проверьте мой паспорт – попросила я у стюардесс. Мне его в руки не отдавали.
Стюардесса заверила, что все нормально.
- Какого он цвета? – спросила я
- Синий, - ответила она
- А мой – красный, я из России.
До сих пор думаю, была ли я права, что остановила эту ошибку с внезапным вылетом, но я до сих пор так и не знаю, куда бы по этой ошибке унесла меня судьба.
Воспользовавшись замешательством бортпроводников и тюремщика, поймав слабый интернет, я отправила заранее заготовленное сообщение израильским друзьям, о том, что в тюрьме, что нужна хотя бы информационная поддержка. И я знала, что они заставят СМИ мира об этом написать. Что и случилось.
Меня вернули в тюрьму. Оставалось ждать. 

Внезапно охранник вновь вызвал меня и дал телефонную трубку. Звонила какая-то журналистка:
- Правда ли, что вы помощница Немцова?
- Я его соратница, так вернее.
Спустя еще несколько часов в камеру влетел начальник тюрьмы, и сообщил, что у них еще никогда в истории заведения такого не было, звонили журналисты, политики, требовали моего освобождения.
Девчата в камере веселились и всячески меня поддерживали.
По замыслу тех, кто дезинформировал израильские погранслужбы, они надеялись выдавить меня в Россию, но растерянный начальник тюрьмы предложил мне на выбор: куда вернуться: в Россию или в Украину. Я выбрала Украину.
А некоторое время спустя я узнала, что девушка, которая меня встречала в Израиле погибла в автомобильной аварии. Совпадений в таких делах не бывает.

В аэропорту Борисполь я моментально была облеплена жучками, которые не успевала снимать со своей одежды и выбрасывать. Казалось, что полаэропорта спецслужб следят за моими действиями. Идиотизм…
В этот вечер меня забрали под крыло ребята из батальона «Донбасс» и во многом впоследствии меня защищали. Правда, закончилось это тем, что одного из них, державшего круговую оборону вокруг меня, на год закрыли в СИЗО по надуманному обвинению. Дело еще не закончено, но его недавно выпустили.

Я внимательно перечитываю то, что писал обо мне полковник - волонтер "Бурко" и куча не понятных людей, которые уже меня убеждали в том, что я своим проектом груза-200 работаю на руку российским ФСБ. Но ко мне стали подтягиваться украинские музыкальные коллективы, актеры, создававшие прекрасные клиппы в защиту Украины, объяснявшие русским суть российской пропаганды; организаторы концертов и встреч, волонтеры. Их-то тогда почему вы моментально закрывали в СИЗО, отправляли вне очереди на фронт? Ведь они создали стихийный фронт информационного нападения, отражения виртуальных атак противника. Или они тоже "агенты Кремля"?
Достаточно посмотреть на изменения, которые после марта 2015 года произошли на всех каналах украинских ТВ: новости о Донбассе уже не были главными. Ведущим военным аналитиком стал Юрий Бутусов, подчиненный "Бурко", Лиза Богутская, слетав на отдых на Красное море вдруг стала главной защитницей Крыма и даже выдвигалась в депутаты.
И хочу упомянуть еще об одном персонаже.
Виктор Майстренко второй справа
Виктор Майстренко. Честно говоря, я его видела всего один раз, на передаче 5го канала. Перед передачей мы познакомились, пожали друг другу руки. 
Он - беженец из России довольно успешно занимался обменом военнопленных. Обменялись с ним телефонами. И все. Больше ни разу не виделись и не созванивались. Но впоследствии я узнала, что ему предложили получение украинского гражданства в обмен на показания против Елены Васильевой.
Не представляю, что вообще он мог обо мне сказать, но наговорил столько, что в награду действительно получил вне очереди гражданство для себя и своей семьи. Мне реально очень хотелось бы взглянуть на его "показания". А заодно бы и узнали,
кому он их давал. Но, парень забанил меня в соцсетях почти сразу после знакомства в студии.

По крайней мере, я теперь знаю, как выглядит цена лжесвидетельства и предательства интересов Украины.

Сейчас, оглядываясь назад, я не перестаю удивляться тому, сколько денег и живой силы было задействовано в этот спрецпроект по организации клеветы, слежкам, прослушкам… Сколько людей в спецслужбах было отвлечено от своей настоящей работы. Невольно напрашивается вывод: как в России, где в тюрьмы бросают за пикет с чистым листом бумаги. Ну там-то ясно, страшно ловить настоящих преступников, куда более безопасно задержать пикетчика.

А тут, по воле нескольких амбициозных служак, которых очень лихо использовали из России, целые службы были вынуждены заниматься абсолютно не нужным делом – следить за Васильевой. Посчитать бы эти государственные деньги и предъявить их к возмещению из карманов тех, кто все это устроил, и передать хотя бы бойцам, которые в это время реально защищали свою страну от  агрессора и получили увечья.

Но в Кремле радовались: цели достигнуты, потока усиленной информации в Россию об истинной ситуации на Донбассе больше не будет.

И, совершенно осмелев, поняв, что никто за Васильеву в Украине не вступился, и гражданское общество не такое уж сильное, сплоченное и активное, началась атака на добровольческие батальоны, в СМИ начали поливать то одного, то другого лидера добробатов, ссорить между собой волонтеров и ослаблять уже реальный фронт. Впрочем, украинцы все это знают. И могут проследить начало этих внутренних атак и изменений - март 2015 года.


Окончание следует


Отправить комментарий