Керченский мост - проблемы

Я с удивлением обнаружила, как болезненно в российском сегменте отреагировали на мой пост в Фейсбуке по поводу Керченского моста. Масса перепечаток на российских сайтах, и понятное дело, "Васильевавсеврет", "сумасшедшая", "ни чего не понимает". Вата все схавает. А почему такая реакция?
Многие из вас не обратили внимание на один факт моей биографии : С 2002 года – член экспертного Совета общероссийского института экологической экспертизы "ЭкоЭкс". Этот институт давал независимые экологические заключения по правительственным строящимся и эксплуатируемым объектам.  По счастью во время подготовки к Сочинской Олимпиаде, я вышла из состава независимых экспертов этого института, поскольку они перестали быть независимыми в своих оценках. И мое экспертное заключение по Олимпиаде забрал в свой доклад Борис Немцов. Так что не зря всполошились российские СМИ. Оценка настоящего независимого эксперта их очень напугала. Хотя я всего-то несколько фраз напечатала.
И поскольку реакция оказалась такой болезненной, я хочу здесь вкратце изложить свое видение той авантюры, которую назвали строительством Керченского моста. И обосновать тот свой маленький пост в Фейсбуке.

Итак, если бы меня пригласили участвовать в независимой экспертизе по строительству Керченского моста, я бы обратила внимание строителей на следующие моменты.

Исторический.

В истории СССР Керченский мост уже однажды строили, но он простоял не более 3х лет и был благополучно разрушен. Не знали? Вкратце расскажу. Путин назвал строительство этого моста - исторической миссией. Изучая документы лично у меня напрашивается вывод о том, что он хочет повторить то, что уже однажды сделал Сталин: прокатиться с ветерком разок в Крым и обратно, а там "хоть трава не расти".
Во время оккупации Крыма в 1943 году немцы пытались построить переправу через Керченский пролив, однако, изучив строение дна, подсчитав и учтя все риски, ограничились только строительством канатной дороги.
В апреле 1944 года  по поручению партии СССР начал строительство первого капитального моста через Керченский пролив. По плану, это сооружение сдали к 27 й годовщине Октябрьской революции и первый поезд, от станции Крым до станции Кавказ, прошел по нему уже 3 ноября 1944 года. В Москву полетели победные рапорты, которые, как показала история, были весьма преждевременными.
Уже 26 декабря 1944 года, через полтора месяца после приемки объекта, начальник Главмостстроя Николай Холин телеграфировал в Кремль: «В течение 15 дней шторм не прекращается. Ветер от 7 до 10 баллов. Вся эстакада обледенела. Воду перебрасывает через эстакаду. Не можем снять с берега буксир Арарат и плавкран. Идет бойка свай на эстакаде. Ветер сбивает людей, их меняем через четыре часа, больше не выдерживают. С воды работы вести нельзя. Волны до двух метров». 
Советские историки утверждают, что поезда продолжали ходить по мосту на фронт: в сутки до 15 составов, причем порой в каждом было до полусотни вагонов. Это утверждение ни чем не подтверждено документально.
В феврале 1945 года через Керченский пролив начался ледоход с Азовского моря. Термометр показывал -6 °С, поэтому лед был достаточно прочным. В некоторых местах нагрузка на опоры моста достигала 270 т. Несмотря на это, строители продолжали бетонировать несущие конструкции и даже успели поставить пять ледорезов, вместо необходимых 115. Военная авиация бомбила застывшее море с воздуха, а саперы  подорывали ледяное покрытие, чтобы уменьшить давление льда на мостовые опоры. 
11 февраля по мосту из Крыма на Кавказ проехал особо охраняемый поезд: из Ялты после Крымской мирной конференции возвращалась советская делегация.  А через неделю ледяные поля разрушили первые опоры моста. За три дня лед практически стер 42 из 115 опор. 
Керченский мост, не выдержал ледовой атаки и обрушился.
Специальная техническая комиссия провела тщательное расследование разрушения Керченского моста. Николай Холин сразу же сделал вывод: «Вины строителей здесь нет, ее нужно искать в другом месте». По его распоряжению четыре обломка моста сложили в ящики и отправили самолетом в Москву для разбирательства. 
Мост спасти не удалось. Его останки после того, как сошел лед, разбирали на строительство других объектов еще 23 года.
***
После войны была попытка вернуться к проекту соединения Керченского полуострова с Таманским. И в Москве стали рассматривать варианты строительства «второй версии» Керченского моста. Однако, Научно-техническая экспертиза Госплана СССР, довольно негативно оценила новый проект. 
Тем не менее, нарком путей сообщения СССР И.В. Ковалев настаивал на строительстве и написал письмо заместителю председателя Совета министров СССР Л.П. Берии с просьбой «надавить» на Госплан СССР, чтобы тот представил «предложения по  строительству моста через Керченский пролив».
На этом письме имеется собственноручная резолюция Л.П. Берии: «Вознесенскому Н.А. Прошу рассмотреть вместе с т. Ковалевым с планом на 1947 год. 17.12. Л. Берия»:

Два года разработчики пытались найти приемлемый план строительства безопасного моста. 4 марта 1949 г. году  министр путей сообщения СССР Б.П. Бещев пишет письмо Сталину, где сообщает о готовности стоить мост.

Но, мост все-таки построен не был, поскольку Сталин отверг все предложенные варианты. Поговаривают, что когда заместитель наркома путей сообщения Илья Гоцеридзе положил на стол Сталину новый план строительства, сказал при этом: «Иосиф Виссарионович, это будет царь-мост». И, очевидцы утверждали, что  генералиссимус ответил: «С царем мы расправились в 1917 году». 
Этого было достаточно, чтобы о строительстве Керченского моста больше никто не вспоминал.
Спустя годы между Украиной и Россией вновь сформировалась международная строительная группа, которая вновь начала рассматривать строительство Керченского моста с учетом всех геоданных. Последнее распоряжение Кабинета министров Украины о создании международной рабочей группы о создании транспортного перехода было издано в 2010 году.
Руководил разработкой таких проектов опытный мостостроитель Георгий Росновский. Первый проект Керченского транспортного перехода Георгия Росновского образца 1993 года предполагал строительство моста чуть севернее паромной переправы в узком месте пролива. Московский гидротехнический институт имени Жука предлагал сделать дамбу от косы Чушка к побережью у подножья мыса Фонарь, а мостом предполагалось перекрыть только судоходный канал.


Но дальше разговоров и протоколов о намерениях дело не продвинулось, а нападение России на Украину свело все договоренности двухстороннего сотрудничества на нет.
С начала строительства первого моста минуло 65 лет. В аннексированный Крым нужна дорога. По суше отвоевать у Украины земли для соединения России с Крымом - не получилось. Двусторонние проекты строительства Керченского моста расторгнуты. Согласно Международного права Россия не имела права самостоятельно строить этот мост, но начала...

Историография изучения феномена Керченского пролива
...Мой отец был строителем. Он руководил строительством "нулевых циклов". И однажды разрабатывал строительство здания на "плавучем грунте". Об этом я как-то упоминала в своих воспоминаниях о нем. Кроме того, его не раз приглашали в качестве эксперта при строительстве мостов через реки и проливы. И с детства я слышала о важности геологических исследований структуры дна рек до начала любого мостостроя...
Керченский пролив в этом роде просто уникален, как и вся береговая полоса северной части Черного моря.
Сейчас установлено, что в месте строящегося моста через Керченский пролив находятся удивительные геологические феномены. Прежде всего, ученые выявили два глубинных разлома: субширотный Парпачско-Таманский разлом и субмеридиальный Керченско-Ждановский разлом. Эти разломы уходят глубоко в земную кору и глубина их до сих пор не известна.
Благодаря второму разлому, собственно говоря, и сформировался сам Керченский пролив. Дно состоит из многочисленных антиклинальных складок. Они образованы постоянно действующими в этих местах грязевыми подводными вулканами. Направление выбросов из вулканов хаотичное. Может быть вертикальным или под разными углами.
Устойчивых пород в данном месте не обнаружено.

Тем, кто хоть немного знаком хотя бы со школьным курсом географии, знает о строении коры Земли. Для строительства любого объекта нужны надежные опоры на дне. В Керченском проливе их просто нет.

Дополнительную сложность в строительстве обеспечивает первоначальное русло реки Дон (ученые употребляют термин "палеололина праДона"). Оно расположено с севера на юг, и  с запада и востока охватывает косу Тузла. Это русло в настоящий момент заполнено глинистыми осадками иловыми осадками, напоминающими неизведанные болота.
Кроме того, само дно Керченского пролива в достигнутых исследованиях имеет песчанный илистый грунт, намываемый ежегодно подводными течениями. Устойчивой платформы для установки свай обнаружено не было. Эксперименты с погружением в песчанно-илистую почву опорных свай на глубину до 65 метров не дают гарантий устойчивости моста.
Итак, высокая сейсмичность, грязевой вулканизм, неотектонические высокоамплитудные движения, мощные толщи сильносжимаемых малопрочных грунтов, погребенные оползни - геологический букет, с которыми пока ни кому не удавалось справиться.
Перед вами Морская навигационная карта Керченского пролива (протоки). Рассмотрите ее внимательнее. 

Но и это еще не все.
Сюрпризы на этом не заканчиваются. Сильные течения сформировали (намыли) большой участок земли, который мы называем остров Коса Тузла.  
 Космические снимки Керченского пролива подтверждают, что береговая полоса о.Коса Тузла постоянно видоизменяется:


И строительства опор моста должно быть строго фиксированным, а в условиях постоянного перемещения грунтов, изменяемость которых зависит от зимних штормов, приливов и отливов - непредсказуемо!
Примерно в середине 2000-х одна фирма захотела заняться укреплением береговой линии Тузлы. Руководитель этой фирмы обратился к одному из лучших специалистов - гидротехников Украины Чёрного и Азовского морей одесситу Велимиру Зизак. Он показал главе этой фирмы космические снимки за несколько лет, которые демонстрировали, как эта коса размывается. И тот отказался от идеи укреплять её, поскольку вложение денег просто не имеет смысла.
Все мостостроители, знакомые с феноменом Керченского пролива в один голос утверждают: 
— Здесь очень плохая геология. Дно илистое, коренные грунты на глубине 80–90 метров. Всё, что выше, — прослойки илистых грунтов или грунтов немного покрепче, но на них нельзя "сажать" фундаменты опор. Ещё здесь проходит стык тектонических плит, сейсмика до девяти баллов, нужно некоторые сваи делать наклонными. Получается, сваи должны быть длиной около 100 метров, таких у нас никто не делает, нет такого опыта. 
Напомню, что АПРК "Курск" после аварии находился на глубине 100 м на жесткой гранитной платформе. Людей спасти не удалось... Не оказалось необходимой спасательной техники. А здесь в замутненных заиленных водах о спасении кого - либо в случае катастрофы речи вообще не идет.
О высоте моста и сюрпризах погоды
Российский гидростроитель Юрий Севенард также утверждает, что проектировщики Керченского моста не учли высокую сейсмику в районе Тузлы, сложную геологию и экстремальные погодные условия: очень сильный ветер, обледенение конструкций, ледоходы.
Проект мостового перехода прошёл в России государственную экспертизу. И мои бывшие коллеги из института "ЭкоЭкс", не моргнув глазом, дали положительные "независимые"заключения. Надо сказать, что настоящие эксперты давно покинули это заведение. Ну это я так, к слову.
Эксперты утвердили подмостовой габарит транспортного перехода над судоходным каналом, то есть расстояние от поверхности воды до конструкций моста, в 35 метров высотой. 
В заключении госэкспертизы сказано, что "параметры подмостового габарита одобрены организациями, эксплуатирующими фарватер, а также соответствующими министерствами и ведомствами". Но этой высоты явно не достаточно для безопасной эксплуатации. 
Мостостроитель Росновский уже предоставлял журналистам рекомендации капитана Бердянского порта, который указывал: 
"Рекомендуем высоту моста такую же, как в Босфоре ( 60 метров) или, по крайней мере, 50 метров".  А также неоднократно были озвучены рекомендации из Министерства обороны Украины: "...высота мостового перехода в главной судоходной части Керченского канала должна составлять 50 метров от среднего многолетнего уровня моря"...
Также не учтены экспертами рекомендации капитана Керченского порта 2001 года, который оценивал предложения по строительству переходов в разных точках пролива: "Северный вариант наиболее приемлем. Варианты Жуковский и Тузлинский неприемлемы, так как располагаются в непосредственной близости примыкания колен канала". 
Есть такое понятие - фарватер. Безопасный путь для прохождения судов. В утвержденных российскими экспертами документах не учтено, что канал имеет повороты, у судов просто мало места для манёвра. При подходе к мостовым переходам суда должны иметь установившееся прямолинейное движение. Выруливать в условиях шторма или темноты - подвергать опасности как судно, так и сооружение моста. 
Кстати, если кто помнит не так давно турецкий сухогруз налетел в проливе на опоры временного моста. Этот инцидент можно рассматривать в качестве "первой ласточки". По судоходному каналу уже затруднено  движение судов.
Вы, уважаемый читатель, будете смеяться, но при том, что в строительство этого моста вгроханы миллиарды долларов, строители уже решили сэкономить. Высота моста 35 метров. Это удобно для железной дороги. Если делать мост выше (читай, безопаснее), то придется к составу цеплять дополнительный тягач. А так высота подъема не более 2%, можно обойтись и одним...
О том, что мост должен быть значительно выше, я уже писала, приводя рекомендации тех, кто работал длительное время в Керченском проливе, знает нравы Азовского и Черного морей. Но российские эксперты круче, у них же денег полно. Есть что пилить по карманам. "Стройгазмонтаж" - фирма ни разу не занимавшаяся строительством мостов, не имеющая реальных мостостроителей и морских специалистов (компания принадлежит другу Владимира Путина Аркадию Ротенбергу) решила, что ледяные морские волны и шторма, особенно зимой, зимние обледенения им ни по чем.
Я бы на месте Путина, если он ассоциирует себя со Сталиным, сначала отправила бы всю эту контору в морской круиз в Баренцево море хотя бы в летний шторм.  И на палубе бы их привязала, чтобы прочувствовали на своей шкуре все прелести морской стихии.
Кстати, не могу удержаться. Хочу привести вам пример с еще одной "стройки века" - буровой платформой "Приразломная", в Баренцевом море. Из-за нее больше месяца в мурманском СИЗО томилась команда гринписовцев, которых пытались посадить как пиратов. Так вот, сотрудники буровой частенько оказываются неделями в западне морского плена из-за того, что шторма отрывают трап буровой. И высадиться на нее или эвакуировать людей не представляется возможным длительное время... Работники там шутят: "а скотчем примотать не пробовали? Ведь там где самоделкин прошел инженерам делать уже нечего"... Тоже в руках частной фирмы, рискующей жизнями людей...


Одним словом, ждем наступления зимы, первых штормов и наступления льдов. А весной огромных подводных течений. А там и посмотрим. Может быть нашлись умельцы, которые и вправду покорят водные стихии и природные катаклизмы с феноменами...
Поживем, увидим. 

Послесловие:
В СССР многие ученые умы были заняты изучением феномена Керченского пролива. Приведу кратко примеры: Изучением геологического строения этого района: тектоники, стратиграфии и геоморфологии занимались  Н.Филиппов, 1975; Н.И. Андрусов, 1918; Н.С. Благоволин, 1960; С.В. Альбов, 1971 и др.
Геологическую историю о. Коса Тузла и о. Коса Чушка и их эволюцию рассматривал В.Ю. Визе. Литологии и минералогии донных отложений района о. Коса Тузла посвящены работы М.Н. Карабасникова, Г.Е. Ратманова (1928). Г.Е. Ратманов впервые составил литологическую карту донных осадков Керченского пролива, наметил зоны размыва и намыва.
Район о. Коса Тузла, состав слагающих ее наносов и донных отложений соседних участков исследовались В.И. Зенковичем, по мнению которого процесс размыва о. Коса Тузла имеет длительную историю и начался более 200 лет назад. В 1975-1976 гг. Отделом осадочного рудообразования ИГН АН УССР (Е.Ф. Шнюков и др.) проведена геолого-литологическая съемка донных отложений Керченского пролива и примыкающей акватории Черного моря, выявлены общие закономерности распространения основных типов донных отложений. В частности, на литологической карте современного среза донных отложений о. Коса Тузла отнесен к полю распространения кварцевых песков, которые в северном — южном направлении сменяются полем преимущественного распространения мелкоалевритовых илов.
Значительный комплекс геологических работ был выполнен в 70-х годах прошлого века в северной части Керченского пролива в связи с исследованиями под проект Керченской плотины, в частности сотрудниками Института геологических наук и Отдела осадочного рудообразования АН УССР, государственными объединениями «Крымморгеология», «Южморгеология», «Укрчерметгеология».
После строительства искусственной дамбы от м. Тузла к о. Коса Тузла был опубликован ряд работ, посвященных особенностям развития литодинамических процессов в Керченском проливе и в районе о. Коса Тузла, происхождению, истории развития и динамике о. Коса Тузла . В частности, в работе А.А. Пасынкова рассматриваются вопросы изменения сложившегося природного динамического равновесия состояния профиля морского дна в районе о. Коса Тузла.

Антропогенная нагрузка
А еще есть такое понятие, как "антропогенная нагрузка". Что это такое? Построить объект любой ценой. А там, хоть трава не расти. Убить все живое вокруг, но сделать. Так спокойно поступили кремлевские строители во время строительства объектов Зимней Олимпиады в Сочи. Они не задумываясь "закатали в асфальт" те самые легендарные "колхидские болота", вырубали реликтовые деревья, т.е. спокойно уничтожали природные наследия ЮНЕСКО, занесенные в Красную книгу, уничтожив практически всех обитателей этих сказочных исторических болот, реликтовых рощ.
Я когда-то писала на эту тему. Местные жители были в шоке. Они пытались спасать израненных черепашек, реликтовых ящериц, спешно роя у себя на участках мини-озерца.
И мне вспоминается встреча с академиком Велиховым, страшилка, которую не забыть. Он нам в Москве на конференции экологических экспертов института "ЭкоЭкс" докладывал, как они будут эксплуатировать Штокмановское газоконденсатное месторождение. Энергоносителями у них были предусмотрены атомные реакторы подлодок. Я тогда ему задала простые вопросы:
- В какие суммы обойдутся налогоплательщикам хранение ядерных отходов... вопрос не решенный со времен начала ядерных испытаний...
- В какие суммы обойдется ущерб от уничтожения рыбных ресурсов...
- В какие суммы оценивается нанесения вреда от выбросов нефтепродуктов дрейфующим льдам, ведь это запас чистой питьевой воды всего северного полушария....
- В какие суммы оценивается ущерб здоровья населения. Вопрос не праздный. Насыщенные химическими реагентами чистая вода, мясо морепродуктов попадут в желудки людей, и будут провоцировать у них серьезные заболевания...
Ведь это миллиарды долларов ущерба всем странам мира... И нефть с газом становятся такими "золотыми", что они просто на фиг ни кому не нужны по такой цене.
Ведь в цену строительства любого объекта закладываются все издержки...
Он отреагировал необычно:
- Откуда ты такая умная взялась?
Вот и весь научный подход и дискуссия от великого академика...

Поэтому, исследуя антропогенную нагрузку на акваторию Керченского пролива, можно российским мостостроителям задать те же вопросы. И получить примерно такие же ответы: откуда вы взялись, такие умные...
О том, что пострадают флора и фауна никто и не упоминает. О том, что идет жесточайшее вмешательство в вековые сложившиеся процессы в морской среде залива и сразу двух морей - ни слова.

Экономика должна быть экологичной - это непреложное правило во всем мире, но не в России.
Подобные геологические условия Керченского пролива, с рациональной точки зрения, ставят «крест» на строительстве такого сооружения, как мостовой переход через пролив. Однако, российские проектировщики и ученые вывели некую пока не известную Человечеству «формулу», по которой вероятная опасность для сооружения сводится к минимальным значениям. Они обещают, что будут будут искусственно регулироваться сток азовских вод и дамба, да и мост, как ожидается, снимет вопрос с нагоном черноморских вод в Азов, благодаря чему удастся избежать его засоления.
Бла-бла-бла-бла...

Еще раз повторяю, поживем, увидим. Пока перед глазами всплывают примеры заброшенных строительств трубо-газо-нефтепроводов по всей России, заморожнный многомиллионный проект Штокманского газоконденсатного месторождения, разрушающиеся объекты Олимпстроя и многое другое. Сколько их еще нужно?

Отправить комментарий