Выдуманные подвиги ВОВ или как работала пропаганда в СССР

Слова выступавшего на Поклонной горе в год 50-летия Победы Б.Н. Ельцина:

«в истории войны есть еще ненаписанные и вырванные страницы». Многие из них недописаны до сегодняшнего дня.

В соответствии с секретным протоколом к договору о ненападении между Третьим Рейхом и СССР (пактом Молотова-Рибентропа) после начала Второй Мировой войны СССР де факто вступил в войну на стороне Третьего Рейха, вторгнувшись 17 сентября 1939 года в Польшу. 22 сентября 1939 года в Бресте прошёл совместный парад Вермахта и РККА (рабоче-крестьянская красная армия), посвящённый подписанию договора о демаркационной линии.
В СССР все знали, что Брест – это крепость-герой, но далеко не все знали, почему все остальные населённые пункты, отличившиеся в первые дни войны, назывались «Города-Герои», и только Брест – «Крепостью-Героем». Ответ довольно банален: жители Бреста при нападении Третьего Рейха на СССР не проявили себя никак. Они вообще не считали себя гражданами страны, на которую только что было совершено нападение, потому что ещё два года назад были гражданами Польши, которую СССР разделил с Третьим Рейхом, совместно отпраздновав это событие торжественным парадом. Сопротивление немецкому нападению оказал военный гарнизон,
базировавшийся под Брестом – в старой крепости. Естественно, полностью состоящий из советских войск, приехавших сюда совсем недавно. Именно поэтому героем является лишь крепость – а не город.
Также мало кто знает о героической обороне некоторых городов (например, Львова) от немецко-фашистских захватчиков в сентябре 1939 года. Оборона Львова не отличалось кровавостью, но была предельно драматичной – немцы вошли на окраину города (как и позже на окраину Москвы) ещё 12 сентября, и далее десять дней их выбивали оттуда польские войска, пока с другой стороны не подошла РККА, и не предложила гарнизону сдать город.
В результате польского похода РККА 1939 года Советским Союзом была оккупирована территория почти в 200 тысяч квадратных километров, включавшую в себя Западную Украину, Западную Беларусь, Восточную Польшу и Юго-Западную Литву. В общей сложности на этой территории проживало 13 миллионов человек. За считанные месяцы советские органы власти организовали на этой территории «народное волеизъявление» и присоединили их к соответствующим советским республикам. В июне-июле 1940 РККА фактически без боя заняла Бессарабию и Западную Буковину: территория в 50 тысяч квадратных километров, на которой проживало 3 миллиона 776 тысяч человек (с 2 августа 1940 – Молдавская ССР). В июне 1940 года СССР оккупирует Эстонию, Латвию и часть Литвы, которые после проведённых «выборов» превратились 21-22 июля в соответствующие советские республики. В общей сложности оккупированные СССР к этому моменту территории по площади и населению были приблизительно равны такой, например, стране, как Италия.

При этом на оккупированных территориях советская власть проводит массовые репрессии, зачищая их от неблагонадёжных и классово чуждых рабочим и крестьянам элементов. Эти элементы без суда арестовывались, сажались в тюрьмы, ссылались в Сибирь, в крайних ситуациях – расстреливались. Самыми известными являются операции по депортации жителей прибалтийских государств (операция 1940 года, в ходе которой были выселены до 50.000 человек, и операция «Прибой» 1949, в ходе которой было выселено больше 100.000), и массовые расстрелы польских военных (в Катынском лесу, в Старобельском лагере, в Осташковском лагере и других местах, в общей сложности 22.000 человек).

Несложно представить себе, что население всех этих территорий не горело желанием защищать СССР от кого бы то ни было, хоть от черта лысого. Но даже на той части Советского Союза, которая была советской до 39-го года, мягко говоря, далеко не все поддерживали советскую власть.

В Белоруси и на Украине были сильны националистические настроения, потому что с составе Советского Союза (так же, как ранее в составе Российской Империи) обеим нациям фактически предложили забыть их культуру, полностью заменив её русской. Вдобавок, на Украине была ещё слишком свежа память о голоде 1933-го года. 1941 год от голодомора отделяют какие-то 8 лет – это столько, сколько отделяет нас от Оранжевой революции, и на 5 лет больше, чем отделяет нас от ухода Ельцина, то есть в 1941 ВСЁ взрослое население Украины хорошо помнило – не по рассказам, а из собственного опыта – величайшую трагедию, постигшую эту страну за всю её историю. Поэтому слова «пусть будут немцы, только бы не советы – ХУЖЕ ВСЁ РАВНО НЕ БУДЕТ» для украинцев не только звучали психологически убедительно, но и являются (как мы видим сейчас) объективной истиной.
Начало Великой Отечественной Войны – сюрреалистическое действо, в ходе которого РККА преимущественно… даже не отступает, а, скорее, рассыпается в пыль. Позже немцы будут вспоминать июнь-июль 1941 словами «впереди нет врага, а позади нет тыла» (потому что обоз не успевает за стремительно продвигающимися вглубь советской территории, и не встречающими сопротивления немецкими частями). Солдаты не хотят сражаться, не понимают, за что они сражаются, и массово дезертируют. Случаи редкого геройства в эти дни выглядят так же сюрреалистично, как и массовое бегство солдат РККА. Книга Константина Симонова «100 суток войны», посвящённая хаосу первых дней Великой Отечественной, так и не вышла в СССР (её издали лишь в 1982 году в сильно переработанном виде под названием «Разные дни войны»). Лишь с появлением заградотрядов и штрафбатов в войсках была налажена дисциплина, и достигнут наконец «единый порыв», в ходе которого советский народ… ну и так далее.
Главный миф - Фашистскую Германию победил Советский Союз.
Говорить о победе СТРАНЫ над СТРАНОЙ в глобальном военном конфликте между крупными коалициями государств, вообще говоря, некорректно. Некорректно не только терминологически, но и чисто по-человечески: делить такой апельсин, как «Победа» между теми, кто внёс «бОльший» вклад и теми, кто с нашей точки зрения внёс «меньший» вклад, попросту некрасиво: все солдаты коалиции – боевые товарищи, и вклад каждого был бесценен. Умирали солдаты одинаково, на земле, на море и в воздухе, и победа у них была, как пелось в известной песне, «одна на всех».
Единственной страной, отпахавшей всю войну от звонка до звонка, является Британская Империя. Сегодня большинство людей при слове «Британия» представляет себе одноимённый остров, однако в 1939 году Британия была крупнейшим из всех когда-либо существовавших государств в истории человечества, занимала четверть земной суши, и была домом 480 миллионов человек (четверти всего населения Земли). В состав Британской Империи входили собственно Британия, а также Ирландия, Австралия, Новая Зеландия, Новая Гвинея, Канада, Индия (современные Индия, Пакистан, Бангладеш, Бирма и Шри-Ланка), Гайана (Британская Гвиана), около четверти Африканского континента (вертикальная полоса от Египта до Южной Африки плюс территории центрального атлантического побережья) и значительная часть Ближнего Востока (современные Израиль, Иордания, Ирак, Кувейт, Оман, Йемен и ОАЭ). Над Британской Империей действительно никогда не заходило солнце.
Экономическая и военная мощь этого государства значительно превосходила силы Третьего Рейха – однако то обстоятельство, что оно было «разбросано» по всему миру, а основные боевые действия шли в Европе, существенно ухудшало возможности британцев в борьбе с полностью находящейся в Европе Германией. После немецкого блиц-крига в Польше, а затем в странах Бенилюкса и во Франции начинается длительная позиционная война между немцами и англичанами, происходящая преимущественно на море, и получившая название «битва за Атлантику». Эта битва продолжалась почти все 6 лет войны и стоила жизни приблизительно 100.000 человек, превратив Атлантический океан в один из главных театров боевых действий.
Другие значительные театры боевых действий – Северная Африка, где немецкие войска сражались с британскими на суше, Китай (и юго-восточная Азия), где Японская империя сражалась с длинным перечнем стран, бОльшую часть которых она захватила, затем – Тихий океан, где Японская империя и США вели в 1941-1945 морскую войну, и, конечно, «Восточный фронт» – сухопутный театр военных действий на территории Восточной Европы, на котором сражались Третий Рейх и СССР.
Последний театр был самым значительным по объёму военных усилий и числу потерь, и самым важным для всех без исключения союзников. Поэтому начиная с 22 июня 1941 года США включили СССР в программу «ленд-лиза» – передачи вооружений, материалов и припасов воюющей стороне «в долг», по которой они уже поставляли вооружение в Британию. В общей сложности в СССР по ленд-лизу было поставлено товаров на 11 миллиардов долларов (140 миллиардов в современных ценах), около 17 с половиной миллионов тонн различных грузов. Это было вооружение (стрелковое оружие, танки, взрывчатка, боеприпасы), самолёты, паровозы, автомобили, корабли, машины и оборудование, продукты питания, цветные и чёрные металлы, одежда, материалы, химические реактивы и так далее.
По ряду направлений ленд-лиз составлял значительную долю от общего объёма товаров, использованных в СССР за время войны: например, по ленд-лизу было поставлено около трети всех взрывчатых веществ, использованых в СССР в 1941-1945, около 40% меди и больше 50% алюминия, кобальта, олова, шерсти, железнодорожных рельсов и т.д. Локомотивов в СССР по ленд-лизу было поставлено в 2 с половиной раза больше, чем было выпущего за годы войны советской промышленностью, большинство «Катюш» стояло на шасси Студебеккера, и почти все мясные консервы, попадавшие на фронт, были американского производства. (Кстати, долг СССР за ленд-лиз до сих пор не погашен, в отличие от всех других стран-участниц).
ЛЕНД-ЛИЗ. Что касается официальной советской пропаганды, то она предпочитала всячески преуменьшать значение американкой помощи, а то и вовсе ее замалчивать. В марте 1943 года американский посол в Москве, не скрывая обиды, позволил себе недипломатичное заявление: “Российские власти, по-видимому, хотят скрыть, что получают помощь извне. Очевидно, они хотят уверить свой народ в том, что Красная Армия сражается в этой войне одна”. И во время Ялтинской конференции 1945 года Сталин вынужден был признать, что ленд-лиз – замечательный и самый плодотворный вклад Рузвельта в создание антигитлеровской коалиции.
«С моей (скромной) точки зрения, без шестилетних героических усилий британцев в Битве за Атлантику, без четырёхлетних колоссальных вливаний американских денег в ленд-лиз, спасший сотни тысяч жизней советских граждан, без множества прочих мелких и средних жертв и очагов сопротивления других стран и народов, у Советского Союза были слишком призрачные шансы выиграть войну у Третьего Рейха; с высокой степенью вероятности, Советский Союз бы её проиграл».
Поскольку без содействия Англии и США СССР не мог бы вести войну против Германии, то утверждения советской пропаганды об экономической победе социализма в Великой Отечественной войне и о способности СССР самостоятельно победить Германию — не более чем миф. В отличие от Германии в СССР обозначившаяся еще сначала 30-х годов цель создать автаркическую экономику, способную обеспечить армию в военное время всем необходимым для ведения современной войны, так и не была достигнута. Гитлер и его советники просчитались не столько в определении военно-экономической мощи СССР, сколько в оценке способности советской экономической и политической системы функционировать в условиях тяжелого военного поражения, а также возможностей советской экономики достаточно эффективно и быстро использовать западные поставки, а Великобритании и США — осуществить такие поставки в необходимом количестве и своевременно.
И, кстати, высока вероятность того, что после поражения Советского Союза войну всё равно выиграли бы Союзники – мощь Британской Империи и богатство Соединённых Штатов всё равно сделали бы своё дело.
Кстати, Лидер нацистской Германии застрелился в бункере в Берлине 30 апреля 1945 года. Его преемник, Карл Дениц, объявил по радио, что Гитлер погиб смертью храбрых, и война против Союзников должна продолжиться.
Британский фельдмаршал Бернард Монтгомери зачитал  пакт о капитуляции в присутствии немецких офицеров: майора Фриделя, адмирала Вагнера, адмирала Ганса-Георга фон Фридебурга в штабной палатке 21-й группы армий, Люнебургская пустошь, 4 мая 1945 года. Пакт предусматривал прекращение боевых действий на фронтах на севере Германии, Дании и Голландии с 8 утра 5 мая. Немецкие силы в Италии сдались раньше, 29 апреля, а остатки армии в Западной Европе – 7-го мая, на Восточном фронте – 8-го. Пятилетняя война на просторах Европы была окончена.
Фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписал Акт о безоговорочной капитуляции Германии, в Берлине 8 мая 1945 года.
Перенесение подписания Акта с послеполуденного времени на ночное не было обусловлено никакими политическими мотивами. В основе — чисто технические причины. В Реймсе был подписан только английский текст капитуляции. Русский же перевод документа был передан в Берлин в неполном объеме. Понадобилось несколько часов, чтобы получить полный вариант. Ратификационная грамота была подписана примерно в 00.15 среднеевропейского времени. К тому моменту основные условия капитуляции действовали уже более часа. Московское время было введено в Берлине по распоряжению коменданта города генерала Берзарина только 20 мая и действовало всего несколько недель.
Таким образом, на момент подписания заключительного акта (а точнее его своеобразной ратификации) по западноевропейскому времени было 23.15, по среднеевропейскому — 00.15, по московскому — 02.15. То, что для СССР датой капитуляции считается 9 мая, связано не со временем ее подписания, а со временем оглашения для советского народа. В этом было еще одно проявление сталинской воли: в СССР появилась своя дата, которая не была еще праздником. Впервые День Победы широко был отпразднован в СССР лишь спустя два десятилетия при Брежневе. В том же юбилейном 1965 году День Победы стал нерабочим.
Мы как жлобы поставили себя особняком и празднуем какую то свою собственную отдельную войну, извращенную пропагандистскими мифами, откровенной ложью и патриотческим пафосом. В ней мы ВЕЛИКИЕ герои, одержавшие ВЕЛИКУЮ победу, в ВЕЛИКОЙ войне но так и не получившие ее. Нас этой победой каждый год по губам мажут с трибуны мавзолея те, кто ее себе присвоил и мы восторженно чмокаем губами – мы же герои.

Вторая Мировая: подвиги, которых не было 

Миф: 28 гвардейцев-панфиловцев 
Официальный миф, не претерпевший изменений с советских времен, гласит, что 16 ноября 1941 года 28 бойцов 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии во главе с политруком Василием Клочковым у разъезда Дубосеково под Москвой ценой своей гибели на 4 часа задержали продвижение 50 немецких танков, уничтожив 18 из них. Всем им посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Министр культуры Владимир Мединский заявил, что история 28 панфиловцев – “это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, – мрази конченые”. Само обсуждение вопроса о достоверности этой легенды, по его словам, “кощунственно”.

Как было на самом деле 


В 1948 году выяснилось, что один из героев-панфиловцев, сержант Иван Добробабин, остался жив и служил в немецкой полиции. В связи с этим Главная военная прокуратура провела расследование истории 28 панфиловцев. Оно установило, что 16 ноября 4-я рота была уничтожена – из 140 человек уцелело 20-25, остальные погибли или попали в плен. Согласно немецким документам, части 2-й немецкой танковой дивизии, атаковавшие разъезд Дубосеково, как раз 16 ноября добились наибольших успехов по сравнению с другими днями наступления. По оценке канадского историка Александра Статиева, Дубосеково атаковали 10-15 немецких танков, из которых бойцы 4-й роты могли подбить не более 1 танка.

Миф: подвиг 5 моряков-севастопольцев
Согласно советскому мифу, запечатленному в рассказе Андрея Платонова “Одухотворённые люди” и сохранившемуся до наших дней, 7 ноября 1941 года у селения Дуванкой под Севастополем пять моряков во главе с политруком Николаем Фильченковым ценой своих жизней уничтожили 10 немецких танков, бросаясь под танки со связками гранат, и остановили немецкое наступление. Сейчас имя “Николай Фильченков” носит большой десантный корабль Черноморского флота.

Что было на самом деле
В этот день у немцев не было под Севастополем ни танков, ни штурмовых орудий. Единственный немецкий дивизион штурмовых орудий был отведен еще 6 ноября в Бахчисарай из-за огня советской корабельной артиллерии. Николай Дмитриевич Фильченков, согласно большинству имеющихся документов, погиб в декабре 1941 года, и ни в одном документе ранее 1944 года в качестве даты его гибели не указано 7 ноября.
Ещё хуже дело обстоит с его товарищами. В ОБД “Мемориал” Василий Григорьевич Цибулько значится погибшим 15 июля 1944 года в Волынской области. Юрий Константинович Паршин числится призванным в 1942 году и пропавшим без вести в апреле 1943 года. Иван Михайлович Красносельский числится погибшим в 1942 году у Севастополя. Все сведения о гибели Даниила Сидоровича Одинцова появляются только после публикации 23 октября 1942 года указа о присвоении Фильченкову и его товарищам звания Героя Советского Союза и основаны на этом указе. Поэтому нельзя даже с уверенностью сказать, что этот человек действительно существовал.
Какой смысл было бросаться под танки со связками гранат? Только затем, чтобы собственным телом ослабить силу взрыва? Ведь если удалось подобрать к танку почти вплотную, гораздо проще бросить гранату или бутылку с горючей смесью ему под гусеницу. Но пропаганде требовалась именно жертвенность. Герои должны были уничтожать врага ценой собственной жизни.
Впервые подвиг пятерки Фильченкова начали массово тиражировать в дни, когда катастрофой окончилась операция советских войск на Керченском полуострове. 19 мая 1942 года в севастопольской газете “Маяк коммуны” появился очерк старшего политрука Меера Когута “Подвиг пяти черноморцев”, где назывались фамилии и имена всех пяти краснофлотцев. Но Когут пропал без вести при взятии Севастополя немцами, и нельзя установить, откуда он взял информацию о бое у Дуванкоя. Также отсутствуют документы, фиксирующие подвиг пяти моряков-севастопольцев в период после 7 ноября 1941 года. Статья Когута, появившаяся полгода спустя, является самым ранним свидетельством подвига Фильченкова и его товарищей.

Миф: подвиг Александра Матросова
23 февраля 1943 года, в день 25-й годовщины Красной Армии, рядовой 2-го батальона 91-й стрелковой Сибирской добровольческой бригады Александр Матросов в бою у деревни Чернушки под Великими Луками в Псковской области закрыл грудью амбразуру немецкого дзота, чем обеспечил успешное продвижение вперед своего подразделения. В наше время корректировке подверглась только дата подвига – 27, а не 23 февраля и деревня – не Чернушки, а стоящая рядом с ней деревня Плетень.
На встрече с учащимися образовательного центра “Сириус” в Сочи 21 июля 2017 года Владимир Путин, говоря о российских солдатах, воевавших в Чечне, заявил: “Что очень важно, они шли под пули, не думая, что завтра о них будут говорить, как сегодня вся страна говорит об Александре Матросове или о других героях Великой Отечественной войны. Они просто выполняли свой долг перед народом”.

Что было на самом деле
Никто из авторов донесений или воспоминаний о подвиге Матросова не видел самого момента, когда он закрывал амбразуру. Они видели лишь его тело, лежавшее возле дзота. Между тем закрыть своим телом пулеметную амбразуру просто невозможно. Даже одна винтовочная пуля, попавшая в руку, неизбежно сбивает человека с ног. А пулемётная очередь в упор наверняка сбросит с амбразуры любое, даже самое грузное тело.
Пытаясь модернизировать миф ради его сохранения, заместитель редактора журнала “Родина” Семен Экштут утверждает в недавней публикации: “Матросов поднялся в полный рост, рывком бросился к дзоту – и своим телом закрыл амбразуру. Это был не акт отчаяния, но вполне осознанный выбор: на несколько секунд огонь из дзота прекратился. Эти секунды и решили исход боя. У немецкого пулемётчика, испытавшего сильнейший психологический шок, на несколько мгновений сократился сектор обзора, тело Матросова мешало вести прицельную стрельбу. И когда пулемётная очередь отбросила его от амбразуры, наступающие красноармейцы уже успели добежать до мертвого (непоражаемого) пространства дзота”.
Всё это чистая фантастика. Непонятно, почему немецкие пулемётчики должны были впасть в шок. К тому же Матросов был бы сражен еще до падения на амбразуру. Даже если бы он закрыл обзор пулемётчику, это продолжалось бы всего пару секунд. За это время красноармейцы не только не успели бы совершить бросок к дзоту, но даже не смогли бы понять, что пулемёт замолчал. Первый автор донесения, инструктор политотдела старший лейтенант Петр Волков, увидев труп Матросова, ошибочно решил, что он был убит, когда закрыл амбразуру. Отсюда и родилась легенда.

Миф: подвиг Николая Гастелло
Согласно советской версии, сохранившейся до наших дней, командир 4-й эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного полка 42-й авиадивизии капитан Николай Гастелло и его экипаж, после того как самолет был подбит с земли, развернули свой пылающий бомбардировщик ДБ-3Ф (Ил-4) над деревней Декшняны и врезались в колонну вражеской техники на шоссе Радошковичи – Молодечно в Радошковичском районе Вилейской (ныне – Минской) области Беларуси.

Что было на самом деле
Когда в 1951 году предполагаемую могилу экипажа капитана Гастелло в Декшнянах вскрыли, чтобы торжественно перезахоронить останки героев, в ней были найдены документы капитана Александра Спиридоновича Маслова, командира 3-й эскадрильи того же 207-го полка, и членов его экипажа. Самолет же Гастелло упал в болото рядом с шоссе, и там были найдены документы его членов экипажа, но не самого Гастелло.
Путаница произошла из-за донесения командира единственного уцелевшего в том бою советского бомбардировщика – старшего лейтенанта Федора Воробьева. Он утверждал, что самолет Гастелло упал на колонну немцев, тогда как другой самолет экипажа под командованием Александра Маслова рухнул на лес. Согласно показаниям очевидцев, один член экипажа Гастелло вылез из командирского “фонаря” и, сделав несколько шагов по крылу, спрыгнул вниз. Он благополучно приземлился с парашютом и, раненый, был взят в плен немцами. Также в архивном списке безвозвратных потерь против экипажа Гастелло есть приписка: “Один человек из этого экипажа выпрыгнул с парашютом, кто – неизвестно”. Судя по описанию, единственным спасшимся был сам Гастелло. Его дальнейшая судьба неизвестна. Он либо погиб в плену, либо остался на Западе, но в СССР точно не вернулся.
Согласно боевому донесению, самолет упал метрах в 40 от сбившей его зенитной батареи, причем нет данных, что он вообще нанес ей какой-либо ущерб. Кроме того, учитывая вес и аэродинамические качества ДБ-3, этот бомбардировщик даже при выходе из строя одного мотора практически терял управление. Поэтому направить его на какую-либо цель не было никакой возможности. Случаи, когда подбитые советские самолеты падали на вражеские колонны, были и до 26 июня 1941 года, но нет данных, что это было сознательное решение пилотов. Так, немецкий военный врач Генрих Хаапе, основываясь на дневнике, описал, как 22 июня 1941 года немецкие истребители уничтожили группу бомбардировщиков:
“Первый из них, охваченный пламенем, перешел в беспорядочное падение и устремился вниз, вскоре за ним таким же факелом последовал второй. У третьего самолета оторвало одну плоскость, и он тоже, кувыркаясь, устремился к земле. Помню, меня тогда еще поразило, насколько медленно они падали. От самолета, оказавшегося без крыла, отделились две человеческие фигурки, а вот над ними раскрылись и купола парашютов. Наши истребители продолжали свои атаки до тех пор, пока в небе кроме них не осталось больше ни одного самолета”.
Оказалось, что один самолет упал на артиллерийскую колонну, и Хаапе пришлось оказывать помощь 9 обожжённым, тогда как 15 солдат были убиты. Но при этом никто не заподозрил, что самолет врезался в колонну преднамеренно.

Миф: подвиг Константина Заслонова
Один из предводителей беларуских партизан и подпольщиков Константин Заслонов, погибший в бою 14 ноября 1942 года и посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, в советское время был одним мифологизированным героем войны. Ему посвящались фильмы и пьесы. Миф о нем сохранился до наших дней. Согласно официальной версии, с декабря 1941 по февраль 1942 года возглавляемой им группой подпольщиков в Орше было устроено 98 успешных крушений поездов и выведено из строя более 150 паровозов, а также основные станционные сооружения. Вынужденный уйти к партизанам, Заслонов возглавил партизанскую бригаду, которая действовала столь успешно, что немцам пришлось снять с фронта и бросить на борьбу с ней три дивизии войск СС. А за голову Заслонова они будто бы назначили награду в 50 тысяч марок и два имения.

Как было на самом деле
Все, что сообщается о Заслонове, – чистая фантастика. Если бы всё это было бы правдой, снабжение группы армий “Центр” в период советского контрнаступления под Москвой было бы полностью парализовано, чего в реальности не было. Все сведения об успехах Заслонова и его товарищей базировались на собственных донесениях Заслонова, имевших мало общего с действительностью. В лучшем случае с помощью угольных мин за два с небольшим месяца работы Заслонов и его люди с помощью маломощных угольных мин могли повредить 5-7 паровозов.
Никаких боев с регулярными германскими дивизиями заслоновцы не вели. Против них действовало не более двух полицейских батальонов, состоявших преимущественно из бывших советских военнопленных. Число убитых партизанами полицейских в лучшем случае составляло несколько десятков человек, а не более 1000, как утверждал сам Заслонов. Также нет никаких данных из немецких архивов о том, что когда-либо объявлялась награда за голову Заслонова. Те же, кто еще помнил партизан Заслонова в 90-е годы, рассказывали, что они “ограбили деревню и пьянствовали в лесной сторожке неподалеку от деревни”. (Тарас, Анатоль. О невероятных подвигах К. Заслонова и его товарищей. Минск: ИБИК, 2017).
Когда в начале 70-х годов в Орше были волнения из-за нехватки продовольствия, протестующие повесили на памятник Заслонова обглоданную собачью кость и плакат с надписью: “Вот за что ты боролся, Костя!”

Миф: потопление “Вильгельма Густлова”. Подвиг Александра Маринеско
Советский подводник Александра Маринеско 30 января 1945 года на своей лодке С-13 потопил в Данцигской бухте лайнер “Вильгельм Густлов” (25 484 брт) – крупнейшее по тоннажу судно, потопленное советским флотом, на котором погибли 3700 офицеров, цвет германского подводного флота, составлявшие экипажи для 70-80 подлодок, а также сотни женщин – надзирательниц концлагерей. 10 феврал
я Маринеско также потопил германский вспомогательный крейсер “Генерал Штойбен” (14 660 брт). Гитлер объявил Маринеско своим личным врагом, приказал расстрелять капитана “Густлова” и командира конвоя, сопровождавшего лайнер, а также объявил в Германии трёхдневный траур в связи с гибелью Густлова. Это был выдающийся подвиг советского подводника, повлиявший на исход подводной войны.

Как было на самом деле
“Вильгельм Густлов” шёл без конвоя. Нехватка топлива заставляла двигаться прямым курсом, без выполнения противолодочного зигзага, со скоростью всего 12 узлов, так как повреждения корпуса, полученные ранее при бомбардировках, не позволяли развить максимальную скорость в 16 узлов, на которой лодка Маринеско не смогла бы его догнать. К тому же “Густлов”, шедший по коридору в минных полях, получил ложную радиограмму о том, что на встречном курсе находится соединение германских минных тральщиков. На лайнере включили опознавательные огни, чтобы избежать столкновения, что сделало его хорошо видимой мишенью.
На борту “Густлова” находились 10 582 человека, в том числе 918 курсантов младших групп 2-го учебного дивизиона подводных лодок, для которых лайнер служил плавучей казармой, 173 члена экипажа судна, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей. Всего было спасено 1239 человек, в том числе больше половины из 918 курсантов. “Генерал Штойбен” был госпитальным судном, а не вспомогательным крейсером. На его борту находились 2680 раненых военнослужащих, 100 солдат, около 900 беженцев, 270 человек военного медперсонала и 285 членов экипажа судна. Из них спаслось 659 человек, из которых раненые составляли около 350.
Гитлер никогда не объявлял траура в связи с гибелью “Густлова”. Эта легенда родилась из-за того, что в связи с убийством 4 февраля 1936 года в Давосе студентом-евреем Давидом Франкфуртером фюрера нацистской партии в Швейцарии Вильгельма Густлова, в честь которого был назван лайнер, действительно был объявлен траур.
Ни один из четырёх капитанов “Густлова” не был расстрелян, и все они были спасены из воды. Гитлер никогда не объявлял Маринеско своим личным врагом. Он даже не знал имени капитана лодки, потопившего ” Густлов”.

(По материалам Миколы Мазур)
Отправить комментарий