Чего боится власть Украины? или войны нет, есть небольшое недоразумение...ч.1

Сетевые троли никогда не нападают просто так, вне времени.
Стоило нам выпустить первую передачу для США по поводу незаконно осужденных и брошенных в тюрьмы Украины добровольцев, как на меня налетели боты и с новой силой начали сочинять дикие небылицы.
А стоило продолжить тему с пытками бойцов батальона "Торнадо", активизировали даже засланных в Финляндию тролей. Ну, Финляндия не Россия. Время отняли, но разобрались.

Хотела написать свою статью, но мне в комментарии прислали материал, полновесно готовый к отправке в Комитет против пыток. Часть его я просто хочу перепостить в своем блоге, чтобы его прочитало как можно больше людей в мире.

Спасибо Олёне Ксантопулос. Это ее материал:


"ВОЙНЫ НЕТ, ЕСТЬ НЕБОЛЬШОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ" (из воспоминаний бойцов).
В начале 2015 года наш батальон стоял в секторе «А» Луганской области. На тот момент мы уже как батальон милиции «Торнадо», подчинялись напрямую Генералу Науменко и его заму, полковнику Сергею Губанову (позывной «Седой»). 
На свою голову, они поставили нам боевую задачу контролировать квадрат «автостанция Станицы Луганской», которая находилась на самой передовой. Нас удивило то, что контролировать этот квадрат мы должны были только с 7:00 утра до 20:00 вечера. 
Мы поняли, что что-то тут не так и начали разбираться, что происходит в этом квадрате после 20:00, когда заканчивается наше боевое дежурство. Мы узнали, что с 21:00 вечера до 3:00 утра, в обе стороны идут целые колонны грузовых машин. 
В период времени, с 20:00 до 7:00, на наше место по приказу генерала Науменко, должен был заступить батальон «Львов» во главе с Пантыкиным Леонидом (позывной «Князь»), который, как и мы, подчинялся напрямую генералу Науменко Анатолию Вячеславовичу. Удивило то, что вместо всего батальона «Львов», «защищать» целый квадрат заступало всего 10 «бойцов» во главе с «Князем», который со своими «бойцами» открыто становился на дороге и на короткое время останавливал каждую грузовую машину, а затем пропускал грузовики в обе стороны - как в ЛНР, так и на подконтрольную Украине территорию. 
Мы доложили об этих «чудесах» нашему тогдашнему прямому руководству а, именно, генералу Науменко, и на наше удивление, получили в ответ утверждение о том, что мы, мол, пропускаем эти машины потому, что это не контрабанда. 
Поскольку войны нет, значит, нет врага. Поэтому груз, который идет через линию фронта, не может считаться контрабандой. А то, что идут бои, это просто небольшое недоразумение! 
Мы всем батальоном были в шоке! Бойцов, которые каждый день рисковали жизнью и
Контрабанда, задокументированная бойцами
батальона "Торнадо"
находились практически под постоянным обстрелом, ответ начальства, мягко говоря, не устроил. Все бойцы задавали вопросы, которые, в общем, сводились к одному: «какого черта мы должны пропускать контрабанду и закрывать на это глаза?!» 
Бойцы нашего батальона так и не смогли принять слова генерала Науменко о том, что «войны нет» и что это «просто недоразумение». Поэтому, мы, всем батальоном, решили, не смотря на различного рода угрозы от руководства, противодействовать этой ситуации. Мы провели разведку и выяснили, что ночью во время дежурства батальона «Львов», на грузовых машинах в ЛНР везли лес кругляк для блиндажей, еду, лекарства, элитный алкоголь и сигареты. Каждые сутки, только по одной дороге нашего квадрата, проходило от 200 до 350 грузовых машин, грузоподъемностью от 3 до 15 тонн.
 Допросив водителей фур, мы выяснили, что за каждую тонну груза водители (экспедиторы) платили от 5 до 10 тысяч гривен лично Леониду Пантыкину. Деньги с водителей собирались в мешки для мусора. Контролировал все это лично генерал Науменко, поскольку до нашего последнего блокпоста на передовой, на дороге стояло не меньше 20-ти блокпостов различных батальонов («Тернополь», «Чернигов», «Золотые ворота», «Луганск-1», «Львов», «Киев-1», «Киев-2», «Запорожская Сечь»), а также ВСУ. 
Все эти батальоны были в прямом подчинении генерала Науменко и без его приказа никого не пропускали. Поскольку генерал Науменко контролировал только добровольческие батальоны (МВС), а ВСУ нет, то, можно предположить, что в доле по контрабанде был также командующий сектором «А» генерал Мироненко. Именно через ВСУ, бывшие в его личном подчинении, генерал Мироненко контролировал половину блок-постов на дорогах, контрабандные потоки и сбор денег с водителей фур.
По несложным подсчетам, генерал Науменко, управляющий батальонами МВД, и генерал Мироненко, управляющий ВСУ, за одни сутки, только на одной дороге в ЛНР, зарабатывали от контрабанды от 5 до 20 миллионов гривен наличными. 
У нас есть твердое убеждение в том, что часть этих денег шла прямо в карманы президенту Петру Порошенко, как «верховному прости Господи Главнокомандующему», а также, его ближайших подельников. 
Узнав обо всем этом и перепроверив информацию, на общем собрании всего батальона, было принято решение заблокировать дорогу, по которой идет контрабанда. Как только мы заблокировали дорогу, начался невообразимый скандал, и в СМИ пошла атака на нас, мол, «неуправляемые бандиты крышуют контрабанду» и прочий компромат. (как это похоже на провокации в отношении меня и проекта "Груз-200 из Украины в Россию: - прямо под копирку, стой лишь разницей, что меня тогда не рискнули тронуть, прим. автора блога)
Все, в чем обвиняли тогда бойцов батальона, мы совершить просто не могли физически, поскольку стояли на передовой, а за нашими спинами находились 15-20 блокпостов, на которых стояли разные подразделения МВД так и ВСУ. 
Посыпались звонки с угрозами, как комбату нашего батальона, так и командирам, но никто не испугался и тогда нас попробовали купить. Комбату за разблокирование дороги обещали 50.000$ разово и 50.000 гривен каждый месяц, но купить нашего комбата не удалось. 
Блокирование контрабанды настолько сильно ударило по сепаратистам ЛНР, что они сами вышли на командование нашего батальона с предложением вернуть 15 наших пленных взамен на частичное разблокирование дороги. Переговорами по возвращению наших пленных за частичное разблокирование дороги с нашей стороны занялся Николай Цукур и, когда переговоры завершились успешно, замкомбата Цукур с представителями ОБСЕ съездил на встречу с сепаратистами ЛНР, где и засвидетельствовали договоренность. 
После успешных переговоров, комбат на радостях поехал доложить обо всем этом генералу Науменко, но штабные крысы, вместе с руководством страны, были очень обозлены, так как из-за нашего батальона, который уже пару недель блокировал дорогу, они потеряли от 100 до 200 миллионов гривен наличными. 
В связи с этим, генерал Науменко отказался менять наших солдат и соблюдать наши договоренности засвидетельствованные представителями ОБСЕ. Мало того, генерал Науменко заявил, что наш батальон уже в окружении ВСУ и, если мы сейчас же не разблокируем дорогу, ВСУ дан приказ стрелять в нас на поражение. 
Сказать, что мы были в шоке, ничего не сказать! Сказать, что мы были злые, ничего не сказать! Сказать, что нас предали, ничего не сказать! Чтобы избежать кровопролития, комбат приказал нам разблокировать дорогу в ЛНР, но по странному стечению обстоятельств, на следующий день мост на этой дороге был взорван и возить контрабанду по той дороге стало невозможно. Эта ситуация наглядно нам продемонстрировала, что, для руководства АТО и страны, пленные солдаты ВСУ - это мусор и они не готовы терять деньги, освобождая своих солдат из вражеского плена.
То, что мы тогда реально остановили контрабанду и не продались Порошенко, это самая основная причина, по которой мы сейчас в тюрьме. Тупая фабрикация дел против нас, как и кампания, организованная в СМИ по дискредитации нашего добровольческого батальона, яркое тому подтверждение.
Просим считать этот текст публичными показаниями»
Прежде, чем упомянуть о второй причине, хочу напомнить читателям о том обещании, что в 2014 году, дал Сашко Билый (Александр Музычко), активист «ПС». Он пообещал «повесить министра Авакова как собаку». Когда будете читать сагу о министре Арсене Авакове, вспомните эти слова Сашка. Может быть, и у вас возникнет такое же желание. Через месяц после этого обещания, Сашко был расстрелян в спину во время выполнения МВД «спецоперации по уничтожению ОПГ в Ровенской области».
Итак, вторая причина ареста – плевок в лицо военному прокурору Анатолию Матиосу. 
Из показаний Руслана Онищенко:
«ПОЧЕМУ НИКТО НЕ ОТВЕТИЛ ЗА ИЛОВАЙСКИЙ КОТЕЛ?
Сразу после Иловайского котла, военная прокуратура начала расследования, как нам тогда казалось, чтобы найти виновных. Наш батальон «Шахтарск» принимал непосредственное участие в боях и нам были известны все организаторы сдачи Иловайска, которые прямо ответственны за гибель, как добровольцев, так и солдат ВСУ.
 Я, Онищенко Р. И., как командир батальона, инициировал встречу с главой военной прокуратуры Матиосом с целью предоставить информацию по расследованию дела по Иловайскому котлу и привлечь к ответственности дезертиров и предателей Украины. Знакомство с Матиосом с самого начала не задалось, ведь слушать меня он не захотел. Вместо этого, он вызвал двоих сотрудников, которые явились с заранее напечатанным текстом, предложив мне, как командиру, прочитать этот текст вслух на камеру. 
Пробежав глазами предоставленный ими текст, мне стало понятно, что Военная прокуратура не имеет намерения привлечь к ответственности реальных виновников, а планирует на их места назначить «козлов отпущения». Судя по тексту, эти места были подготовлены для Корбана, генерала Хомчака и Семена Семенченко. Стало очевидно, что Матиос предлагает мне дать ложные показания и хочет, чтобы я их озвучил на камеру, чтобы положить их в основу будущих уголовных дел. 
Предлагать такое мне, боевому командиру, означало оскорбить меня. Поэтому текст ложных показаний, подготовленных Матиосом, я порвал, после чего высказал ему, что я про него думаю, и плюнул ему в лицо. В ответ Матиос мне прокричал: «Имеешь свое мнение, будешь сидеть в тюрьме!» Потом меня силой удалили из его кабинета. 
Так я познакомился с главой Военной прокуратуры Матиосом, но тогда я представить себе не мог, что его угрозы настолько реальны. Ни я, ни бойцы моего батальона не могли представить, что против нас, людей, которые ценой своей жизни защищали Украину, всякие кабинетные тыловые крысы типа Матиоса, могут так просто сфабриковать уголовное дело и кинуть в тюрьму! Мало того, используя СМИ, перед народом Украины, выставить нас насильниками и бандитами. Придёт время, и мы отмоем от этой лжи себя, а те, кто фабриковал против нас дело, понесут наказание.
Так мы узнали, что Матиос покрывает настоящих виновников Иловайского котла и, поэтому, до сих пор, эти люди на свободе, занимают высокие государственные должности или стали «карманными» депутатами ВР, а мы, за отказ давать ложные показания, несговорчивость сидим в тюрьме. Мы готовы предоставить информацию журналистам по виновникам Иловайского котла.
Просим считать этот текст нашими публичными показаниями».
Вот этот плевок Матиос и не простил Руслану Онищенко. Возможно, стоило комбату сдержаться. Хочу задать вам вопрос – смогли бы вы сдержаться в подобной ситуации?
Вывод:
ПРИЧИНЫ АРЕСТА
Причина первая – обнародование бойцами «батальона» «Торнадо» масштабов крышевания контрабанды, во время ведения военных действий, со стороны руководства Луганской области – главы администрации Геннадия Москаля и начальника ГУВД милиции генерала Анатолия Науменко. Свидетельство бойцов батальона «Торнадо».
СЛЕДСТВИЕ
Какие обвинения были предъявлены бойцам "Торнадо"?
30 сентября 2015 года, Главная военная прокуратура завершила досудебное расследование в части доказанных эпизодов в уголовном производстве, в котором милиционеры роты «Торнадо» в Луганской обл., подозреваются в создании преступной организации, совершении членами данной ОПГ на территории Луганщины, в период с декабря 2014 по июнь 2015 года, тяжких и особо тяжких преступлений, превышения власти и служебных полномочий, незаконное лишение свободы и похищение человека, насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом, сопротивление представителю власти и незаконное завладение транспортным средством.
Пытки и издевательтства происходили в подвале одной из школ в Лисичанске.
Кроме того, Геннадий Москаль, бывший председатель Луганской военно-гражданской администрации, утверждает, что «мужчины, одетые в форму роты МВД «Торнадо», планировали убить начальника милиции Луганской области Анатолия Науменко. Один из задержанных, 37-летний снайпер, должен был совершить убийство, а второй, 58-летний «соратник» снайпера, страховал киллера. При задержании, у бойцов изъяли пистолет Макарова, который находился на балансе «Торнадо», а также охотничий карабин, несколько гранат и патроны. Во время допроса, один из задержанных подтвердил, что готовил покушение на Науменко, знал его место работы и основные маршруты передвижения. Причина покушения: месть за вывод «Торнадо» из Луганской области. 

На самом деле, не существует подобных, выдвинутых кому-либо официальных обвинений, и никогда не было.
30 декабря 2015 года суд принял решение о том, что заседание будет закрытым. К обвиняемым не допустили ни прессу, ни членов семьи. Адвокат Владимир Якимов сказал: «Если бы ребята чувствовали за собой вину, если бы они знали, что есть доказательства их вины, они бы разве сейчас заявляли такие протесты?» Доказательств вины подзащитных нет, поэтому адвокаты потребовали открытого процесса хотя бы для части заседаний.
До начала октября 2015 года, единственным доказательством «зверских пыток», которые торнадовцы, якобы, применяли к «пострадавшим», был следственный эксперимент, где те же свидетели, что путались на допросах, показывали и рассказывали, как и куда их били.
(Анализ видео так называемого "следственного эксперимента" доказывает лишь от акт, что свидетель лжет).
Бойцы батальона «Торнадо», выдвинутых против них обвинений не признают и продолжают требовать открытого суда. 
Их пытались сломить побоями, в том числе пытками прямо в зале суда.
ПЫТКИ В ЗДАНИИ СУДА
9 августа 2016 года в Оболонском районном суде Киева избили девятерых бойцов «Торнадо», особенно жестоко заместителя командира батальона Николая Цукура. 
Когда подследственных доставили в суд из СИЗО, их отвели не в бокс, а по одному заводили в помещение на нижнем этаже здания, где находились 15-20 человек в черной форме без шевронов и в балаклавах. У всех были дубинки. В помещении присутствовали также два человека в медицинских масках. 
Каждого торнадовца силой заставили раздеться догола, затем осматривали им рот и задний проход, избивали ногами и дубинками, а после избиения, подняли в зал суда, где продержали несколько часов в боксе с руками за спиной в туго натянутых наручниках. 
Николая Цукура, били по голове, пока он не потерял сознание. «Я потребовал адвоката и видеофиксации. Получил первый удар. Мне приказали раздеться. Я отказался. Получил второй удар, ну и пошло-поехало. Накинулись шесть-семь человек, били в печень, почки, поясницу, начали стягивать одежду. Я сцепил руки в замке перед грудью, получил несколько ударов по затылку. Расцепил руки только после того, как мне наступили берцем, скажем аккуратно, на яйца. Стянули футболку, как оказался голым, уже не помню – после очередного удара по голове потерял сознание.
Очнулся, поднялся, стоял раздетым. Мне приказали несколько раз присесть и после встать на колени. Я отказался. Начали бить сзади по ногам. Самый крупный мужик в балаклаве запрыгнул мне на плечи, пытался придавить весом, я подкосился на одно колено. Последовала серия ударов.
Внезапно человек в медицинской маске приказал всем остановиться. Думаю, испугался: у меня пошли гной и кровь из старой раны, которую не успел залечить до ареста. Доктор сказал: "Ладно, задницу обследовать не буду. Быстро поднимайте его наверх". Приказали одеться. Я опять отказался, сказал, что пойду голяком. Получил удар, силой напялили на меня одежду, понесли с заломанными назад руками верх по лестнице. По ходу еще пару раз дали по голове полицейской дубинкой, я опять потерял сознание. Очнулся уже перед залом суда на пятом этаже. Кинули в аквариум, не снимая наручников».
Кто бил? Возможно, бывшие бойцы Криворожского «Беркута». Киевский «Беркут» отказался – не каждый захочет нести ответственность за избиение в здании суда. Почему били? Решили проучить кулаками, чтобы сломать, чтобы признали сфабрикованные против них обвинения, чтобы не настаивали на своей правоте. 
 Николая Цукура били особенно жестоко, потому что он проходит также свидетелем по делу бывшего регионала Ефремова, и дал показания против других регионалов (сторонников путинской России). Ему предлагали в Генпрокуратуре подписать сделку, но Николай отказался. В чем суть сделки? Делать все, что скажет Генпрокуратура в обмен на освобождение из СИЗО. 
Цукур на сделку не пошел еще и потому, что адвокаты Ефремова могли бы его обвинить в том, что он клевещет на их клиента в обмен на свободу.
В СУДЕ НИ ОДИН ЭПИЗОД ОБВИНЕНИЯ ДОКАЗАН НЕ БЫЛ!

ПРИГОВОР
7 апреля 2017 года в Оболонском районном суде города Киева состоялось оглашение приговора 12 бойцам расформированного батальона «Торнадо».
1. Онищенко Руслан Ильич, позывной «Фриман», командир батальона «Торнадо», родился 12 марта, 1972 года
2. Глебов Максим Валерьевич, позывной «Ахиллес», родился 8 июня, 1981 года
3. Цукур Николай Владимирович, позывной «Охотник», замкомандира батальона «Торнадо», родился 3 декабря, 1978 года
4. Куст Никита Владимирович, позывной «Куст», родился 7 января, 1995 года
5. Гульчук Борис Павлович, позывной «Бизон», родился 16 февраля, 1993 года
6. Ляшук Данило Александрович, позывной «Моджахед», родился 11 января. 1995 года
7. Пламадяла Анатолий Николаевич, позывной «Сэм», родился 20 октября, 1982 года
8. Холод Илья Иванович, позывной «Холод», родился 14 октября 1989 года
9. Иваш Роман Иванович, позывной «Медленный», родился 22 марта 1989 года
10. Свиридовский Никита Васильевич, позывной «Слон», родился 1 января, 1994 года
11. Шевченко Юрий Николаевич, позывной «Рем», родился 18 марта, 1984 года
12. Демчук Андрей Несторович, позывной «Вольф», родился 30 ноября,1987 года.
Онищенко приговорен к 11 годам лишения свободы, Цукур – к 9 годам, гражданин Беларуси Даниил Ляшук – к 10 годам, Илья Холод – к 9,5 годам. Также экс-бойцы Борис Гульчук, Максим Глебов, Никита Куст приговорены к 9 годам тюрьмы каждый, а Анатолий Пламадяла – к 8 годам лишения свободы.
Бойцы расформированной роты "Торнадо" Юрий Шевченко, Роман Иваш, Андрей Демчук, и Никита Свиридовский приговорены к 5 годам лишения свободы с испытательным сроком (условно): у Шевченко 3 года, и по 2 года у остальных.
Если суммировать эти сроки, то получится, что экс-бойцы батальона "Торнадо" получили 74,5 лет на восьмерых. Максимально жесткий приговор. 

Адвокаты осужденных бойцов, 5 мая 2017 года, подали апелляцию для отмены приговора и оправдания. Однако судебный процесс искусственно затягивают. 
Только спустя год обвиняемым торнадовцам дали возможность ознакомиться с материалами дела. Без ОЗНАКОМЛЕНИЯ С МАТЕРИАЛАМИ они не могли подать жалобу в свою защиту! Умышленно все делается для того, чтобы удерживать бойцов «Торнадо» в тюрьме, а методы удержания не имеют нечего общего с законом и правом.
А теперь пару слов о том, как проходил сам процесс.
1. Заседания постоянно переносились с одной недели на другую, так прошло полгода. Потом еще полгода. Подсудимых просто выматывали.
2. Потерпевшие «путались» в своих показаниях, но этого никто не видел, потому что суд закрытый. Потерпевшие – сепаратисты, которые мстят торнадовцам, тем не менее, не подтвердили и 5% из того, что военный прокурор Матиос озвучил на всю страну. Откровения Матиоса попали в уши сотням тысяч людей, а то, что говорят торнадовцы, слышат единицы. Обвинения, заявленные на всю страну, не соответствуют предъявленным прокуратурой обвинениям.
3. Прокуроры перекручивали факты и явно подыгрывали свидетелям обвинения.
4. Представьте, что вы вывезли семью с оккупированной территории, что оставили свой дом и что пошли воевать, что не согласились и не промолчали, когда увидели, что высшее командование зарабатывает на крови. Вы требуете, чтобы контрабанда была прекращена, чтобы перестали кормить, лечить и снабжать вашего врага, который каждый день в вас стреляет и убивает ваших побратимов, а вас за это объявляют насильником и извращенцем. Вас хватают в зоне АТО и сажают в камеру. Несправедливость сводит с ума.
5. Под следствием запрещены свидания с близкими. Больше года осужденным нельзя было увидеть жен и детей.
6. Нечеловеческие условия пребывания в СИЗО, а также, постоянное давление и угрозы со стороны следователей ВГПУ, которые пытаются бойцов «Торнадо» заставить оговорить своих побратимов. Для этого в ход идут угрозы - будешь делать то, что скажем, согласишься быть свидетелем, тогда отпустим. А нет, получишь, как и остальные, пожизненный срок и сгниешь в тюрьме.
И, тем не менее, бойцы батальона «Торнадо» не просят выпустить их из СИЗО, хотя мечтают о свободе. Они требуют открытого, незаангажированного и честного суда. Они ждут и хотят доказать людям свою правоту и невиновность. Они хотят рассказать правду.

Продолжение здесь...

Российским ватникам рекомендую не радоваться. Российских добровольцев, которые были на Донбассе прессуют точно так же, просто вам об этом никто не рассказывает. Они же международные наемники, а значит, защищать их никто не будет

Отправить комментарий