О ФСБшниках в моей жизни или в 5и минутах от войны

Сегодняшний день принес мне не очень приятную информацию о том, кто же в Украине распускал слухи о том, что я, Елена Васильева  - фсбшница. Надо сказать, что в феврале 2014 года, когда против меня началась грязная возня в сми, украинские и российские сайты один за другим перепечатывали эту грязную сплетню, я очень удивлялась, хотя понимала, что это информационная война.

Ну а сегодня стало ясно, что эту сплетню запустил человек, с которым я познакомилась в 1989 году в Мурманске. Он работал в ФСБ Мурманской области, а затем в 1991 году переехал жить в Украину. И там уже всю жизнь работал в СБУ.
Я встретилась с ним однажды в январе 2014 года в Киеве, была рада гостю, но предположить не могла, что через него вдруг начнется вся эта грязная провокация.

В 1989 году, в начале перестройки в Мурманск пришло международное молодежное движение Некст Стоп. Я оставила много воспоминаний и некоторые архивные документы на своем старом сайте.

И, конечно же, за нами рыскали тогда фсбшники, которым нужно было все контролировать, все обо всех знать, а поскольку я возглавляла это движение в Мурманской области, то за мной гонялись с особым пристрастием. И я хорошо помню заключительный рок-фестиваль, когда группа фсбшников стояла в сторонке от собравшихся в Долине Уюта мурманчан, и выплясывала на пригорке:
- Ура, наконец-то вы все тут закончили.
Об этом фестивале выкладывал свои воспоминания и Виктор Цой.
Именно тогда я и познакомилась с Игорем, которому поручили следить за мной. Я его пару раз отшила, он деликатно ретировался, но впоследствии изредка, пока не уехал, появлялся в моей жизни и мы мило болтали, вспоминая ту шальную подготовку к мероприятиям.
Игорь жаловался, что перспективы в этой конторе нет, и он с радостью уезжает на свою родину - Украину. Вот и все...
Не ожидала я от него такой подставы.

Ну а уж коли я подняла тему фсбшников в моей  жизни, хочу рассказать вам одну просто потрясающую историю. И дико сожалею о том, что в то время у нас еще не было ксероксов и факсов, и я не сохранила тот документ, который потряс бы многих.

Но начать надо с предистории, чтобы все понять правильно.
Судно Гринпис пришло в порт
Мурманск 1990
Итак, с 1989 года я вместе с экологами Гринпис Интернейшионал, работала в проекте "Безъядерные моря". В Мурманской области мы создали мощное движение "К Новой Земле" и проверяли работу военных в области ядерной и радиационной безопасности, а благодаря приходу кораблей Гринпис в мурманский порт, могли мониторить и состояние природы после ядерных испытаний на Новой Земле. Накопали тогда очень много. Вся информация была просто шокирующей. И естественно, не могло обойтись без того, чтобы за мной по пятам не ходили спецслужбы всех видов.
Чтобы сильно не доставали, я выработала главную линию поведения: сначала публиковала через журналистов всю информацию в наших российских СМИ, и лишь после этого передавала ее гринписовцам. В то время запускалось много сплетен по поводу меня, мол, шпионка, работаю на иностранную разведку.
Я быстро привыкла к тому, чтобы просто не обращать на это внимание. "Собака лает - караван идет".
Однажды к нам в квартиру позвонили. На пороге стоял однокурсник моего мужа,Сашка, которого мы давно не видели. Мы с мужем были рады гостю, накрыли стол. И в процессе разговора выяснилась цель визита Саши к нам. Оказалось, что его назначили начальником вновь созданного в ФСБ экологического отдела. И поскольку лично ко мне не мог втереться в доверие ни один фсбшник, Сашу вполне официально отправили ко мне в гости, чтобы, так сказать, по дружбе, он смог установить со мной контакт.
Ох он и пыхтел, и краснел, прежде, чем выдавил из себя эту информацию.
Я тогда почувствовала горечь разочарования, но, раз уж ты друг вроде..., давай откровенно.
- Саша, - сказала я ему, - вся информация, которую я собираю, находится в открытом доступе.  Хочешь взаимодействия - делись тем, что есть у вас. И я, может быть, буду ставить лично тебя в известность о том, что нового мы нароем и накопаем. в этом нет ничего предосудительного. Но не смей просить меня стучать на моих волонтеров.
Пару недель после той встречи Саша не подавал признаков жизни, а затем пришел к нам домой, и принес папку с интересными материалами по Новой Земле. Но каково было мое разочарование - все, что было у него в папке, мне было известно.
И тогда я предложила:
- У вас новый отдел, давай-ка я приду к вам, собери своих бойцов, и я вам прочитаю лекцию по ядерной и радиационной безопасности, приведу факты, примеры, цифры. Все это известно на западе, но, как я понимаю, не известно вам.

Ему тогда очень понравилась эта идея, хотя вскоре руководство ФСБ Мурманской области об
этом пожалело... Я честно пришла к ним в управление на Ленина,75 в Мурманске, и более 3х часов рассказывала сотрудникам экологического отдела о реальной обстановке с радиационным загрязнением на Кольском полуострове. Мужики там были в шоке.
Сначала, они, как прилежные школьники все записывали, слушали с открытыми ртами, а потом, спустя пару месяцев, меня вдруг вызвал к себе начальник ФСБ Мурманской области Гурылев Геннадий Александрович.

Я очень боялась этой встречи, если честно.
Придя к нему на прием, он встретил меня с улыбкой и удивлением:
- Лично хочу познакомиться с женщиной, которая одним махом развалила мне работу экологического отдела региона.
- Почему развалила?
- Елена Борисовна, у нас не было тех данных о состоянии здоровья людей, о загрязнениях, которые предоставили вы. И к величайшему сожалению при проверке ваших данных, они все подтвердились, да так, что мои сотрудники отказываются давить на вас, тормозить вашу работу. И все считают, что вас нужно только охранять от городских сумасшедших и врагов.
- А зачем вообще тормозить? Люди должны знать правду.
- Ну, понимаете, у нас специфическая структура, и мы всегда работали немножко иначе.
Ага, знаю я, как вы работали, у меня половина родни репрессированы...- подумалось тогда.

- Геннадий Александрович, перестройка началась. Думайте по-новому, живите  по-новому,- реагировала я, понимая, что тот градус напряжения, с которым я вошла в кабинет самого грозного и загадочного начальника в области, резко понижается.
Он предложил мне чаю и попросил оставить лично ему автограф на какой-то из фотографий, где я стояла в окружении гринписовцев на борту их судна.
Захват военными судна Гринпис у берегов
Новой Земли 1990
Да без проблем, мне не жалко.
Ту,довольно крупную фотографию Гурылев поставил на полке позади себя. Я спросила:
- Для чего?
- А это, чтобы мои любознательные коллеги Вас больше не доставали.
Вот такой разговор состоялся у меня с грозой региона в 1991м году.
Но была еще одна структура, которая не давала мне прохода своими слежками - это военная контрразведка. И я устала отбиваться и отнекиваться от встреч с ними.
С 1990 по 1993 год в муранском порту я принимала корабли Гринпис, которые потом со своими акциями направлялись к Новой Земле в Баренцево и Карское моря. Все эти походы приходилось согласовывать с военными. Два похода закончились задержаниями кораблей Гринпис, и на мой домашний адрес, сначала президент Горбачев, а затем, Ельцин, присылали распоряжения отпустить экипажи Гринпис.
Эти правительственные телеграммы я гордо приносила в штаб Северного флота в сопровождении журналистов, словом, была на некоем особом положении...
Но без провокаций, или по мнению спецслужб, проверок, не обходилось.
Мне пытались подсовывать недостоверные данные, предлагали продать гринписовцам военные карты и другие сведения. Приходилось сходу заворачивать таких торгашей в военной форме. И было сложно разобраться, действительно ли военные офицеры готовы за 10 000 долларов продавать секреты своей страны, или это идет постоянная проверка меня любимой, на вшивость.
Помню один такой случай, когда после первого задержания судна Гринпис, ко мне домой пришел военный офицер, сказавший, что он военный врач, и что координатору из Великобритании Джону Спренджу было плохо, мол, он оказал Джону помощь, и тот дал мой адрес, чтобы принести мне весточку, что с экипажем все хорошо.Ну, что ж, я была рада за эту весть. Но что-то в том кап2 меня настораживало.
В ту встречу он быстро откланялся и ушел, а уже еще через пару дней вновь появился на пороге моего дома.
В его портфеле лежали карты испытаний на Новой Земле. И как он говорил еще масса секретной информации, которую он предложил перепродать гринписовцам за 10 000 долларов. Помню, что меня это очень удивило. Ведь о говорил, что общается с арестованным экипажем, так мог бы напрямую им предложить. Что-то было тут не чисто.
На помощь пришел мой муж, и предложил гостю выпить. Я накрыла на стол и завязался неспешный разговор.
А между каждой рюмкой водки, мы делали гостю крепкий кофе. И он не мог отказаться от того, чтобы его не выпить, чтобы не обидеть нас.
Кстати, хорошая тактика, водка в сочетании с хорошим кофе может сделать чудеса. Наш гость запьянел и слегка ошалел. Дойдя до состояния полувменяемой эйфории (дядечка-то пожилой), он рассказал мне много интересного о том, кто, где и как собирался меня подставить, кто готовил срыв наших мероприятий. И оказалось, что это далеко не безобидный доктор...Я решила его отблагодарить. Ведь мы рисковали его здоровьем, вливая в него водку с крепким кофе. А он честно выполнял свое задание))))))
Как раз перед той акцией гринписовцы привезли мне несколько толстенных сборников с
Встреча международных экспертов - экологов Гринпис с военными радиологами Северного флота
в кабинете губернатора Малинина (Мурманская область) 1990
названием: "Секретное оружие России". Эти материалы мы приготовились через некоторое время вручить военным спецам Северного флота на встрече с губернатором области.
Но я пожертвовала один из этих докладов моему гостю. Если бы вы видели, он держался из последних сил, радовался, как ребенок, прижимая к груди бесценный доклад, в котором были описаны все виды новейшего российского вооружения на суше, море и в воздухе.  А те карты и информацию, которую он хотел "продать" мне, он унес с собой.
Я ни сколько не жалею. В мои планы не входило торговать секретами наших военных...
Провокация военных не удалась, и вновь я задавалась вопросом: или офицеры там все продажные, или все-таки это проверка меня?

***
Как Минобороны разрешил мне вторжение в Финляндию с воздуха

Кульминацией моего общения с ФСБшниками была вообще потрясающей, о ней теперь уже можно рассказать. Но раньше я не просто не смогла бы, я реально боялась вызвать международный конфликт.

А дело было так. В 1991 году я занялась предпринимательством и создала фирму "Леникс". Мы не просто зарабатывали деньги, а финансировали развитие экологического движения на Севере. Весной 1992 года был очень огромный паводок. Надолго затопило дорогу, ведущую в Финляндию и просто к пограничникам. В тот период я задумала пассажирские перевозки гражданскими авиалиниями в Швецию, и много общалась с пилотами аэрофлота.
И весной на очередной встрече пилоты подкинули мне идею: а давайте из мурманского аэропорта мы будем перебрасывать туристов на вертолете до границы. Дороги никакие, на машинах не проехать. Да и сами погранцы остаются отрезанными надолго без нормальной еды и воды.
Идея была интересной. Ее предстояло просчитать. Но самым сложным было согласовать вертолетный маршрут в пограничной зоне. А согласовывать его нужно было не где-нибудь, а в Штабе Ленинградского военного округа в Питере и  у руководства Минобороны РФ.
Это согласование должны были подписать с десяток генералов и кучи военных ведомств.
И я решила рискнуть получить такое разрешение.

Пилоты принесли мне карту полетов. Вот честно скажу, умею разбираться в картах, но карты полетов - китайская грамота: линии, точечки, какие-то обозначения, понятные только спецам.
И с этой картой я направилась ... к старому знакомому монстру - Гурылеву - начальнику ФСБ Мурманской области.
Он принял меня достаточно радостно. Я изложила ему суть предложения. Он пообещал подумать, и позвонил мне буквально на следующий день, вновь пригласив в свой кабинет.
- Елена Борисовна, я помогу Вам, но взамен Вы должны оформить у себя в фирме 4 моих человек на зарплату. нет, работать у Вас они не будут, только числиться, а их зарплату ваша бухгалтерия будет переводить на счет в банке, который я вам укажу.
Так, интересная форма получения взятки. Ну что ж, решила играть по-крупному, соглашайся.
- Хорошо, но лишь при условии, если там в Минобороне все это согласуют.
На том и порешили.

Спустя пару недель, Геннадий Александрович позвонил мне домой.
- Елена Борисовна, у меня для вас хорошие новости! Жду у себя в кабинете.
О, на улице светит солнышко, я радостная еду на машине в его аппартаменты.
- Вот, - с улыбкой на лице Гурылев развернул передо мной огромную карту. Половина этой карты была усеяна печатями и подписями генералов Минобороны, Ленинградского военного округа и еще кучи сопутствующих отделов. - Принимайте карту, все разрешили и утвердили. Военные дали вам "зеленый свет"!
- Спасибо большое!
И я хватаю карту и еду сразу из кабинета Гурылева в аэропорт.
Там начальство уже ждет меня.
Я довольная,  врываюсь в их кабинет, разворачиваю перед ними карту. Восторг, радость и...неожиданно у пилотов глаза лезут на лоб, улыбка сползает с их лиц, они растерянно и как-то подозрительно начинают смотреть на меня.
- Что? В чем дело? - я пытаюсь понять их реакцию...
- Елена Борисовна, тут не верно точка посадки отмечена, - неуверенно говорит мне один из командиров.
Я, ничего не понимая, прошу их мне объяснить.
- Вот - пилоты тыкают пальцем в какую-то точку, вот тут нам разрешили посадку вертолетов. 
- Ну и? - не понимаю я
- А вот наша точка посадки, которую отмечали мы на границе с Россией.
- Ну и? - опять не понимаю я, но вижу, что точечки-то на значительном расстоянии друг от друга
- Точку посадки, которую нам утвердили, находится западнее нашей границы на 30 километров, в Финляндии, в Ивало.
- Нам разрешили вторжение на территорию чужого государства, Финляндии.
- Чтоооо???!!! - я плюхнулась в кресло, потом вскочила, - покажите мне еще раз эти точки...
Они мне начали скрупулезно объяснять, где какие точки на карте полетов:
- Вот аэропорт Мурманск, наша площадка, вот граница воздушного коридора, вот зона, запретная для гражданских полетов, вот тут обозначен военными воздушный коридор для нас, вот граница, и наша точка посадки, которую мы просили, а вот это - парни тыкали пальцами карту уже все вместе - это Ивало, Финляндия, и в этой точке нам разрешена посадка!
- Пи...ц, вторжение, война... - это я сказала? или это у них вырвалось?
- Ребята, честное слово, я же в этих картах ни бум-бум. Я отдала вашу карту, а мне передали утвержденной эту...
- Елена Борисовна, надо все немедленно исправить. Это же подсудное дело!
- Дайте телефон, - требую я. И набираю номер Гурылева.
- Геннадий Александрович!
- Да, все в порядке?
- Нет! -, чуть ли не со слезами в голосе кричу я.-Надо срочно встретиться!
- Ну, давайте завтра
- Вы что войны хотите с Финляндией?
На том конце трубки что-то обиженно засопело.
- Жду у себя в кабинете.
Кладу трубку.
- Парни, об этой точке посадки, ни кому ни слова, прошу вас. - говорю я.
- Мы не смертники, - мужчины все понимают...

Я прыгаю в машину с этой картой и лечу в кабинет Гурылева.
- Вот - я разворачиваю перед Гурылевым карту полетов, и пересказываю все слова пилотов, тыча пальцем в карту и точки посадки.
Гурылев сереет, бледнеет, потеет, медленно опускается в кресло и кому-то звонит:
- Живо ко мне в кабинет.
Гнетущая тишина.
- Мы объявили войну Финляндии, и мне разрешено вторгнуться на территорию чужого государства... - вякаю я, Гурылев аж подпрыгнул.
В кабинет тенью проскальзывает тот, кого вызвал Геннадий Александрович.
- Где карта пилотов, которую я вам давал?
- Сейчас принесу, - получеловек - полутень исчез из кабинета и буквально через минуту снова материализовался.
- Разворачивай.
Карта пилотов развернута на столе Гурылева, утвержденная Министерством обороны тоже там же. Мужчины стоят над картами и сравнивают точки.

Тот полутень тихо сползает на стул. Молча, и белеет.
Я разглядывала их, отойдя к окну.
- Ну, и что будем делать? - как-то не по-женски властным голосом спросила я.
У мужчин во взгляде было все: страх, растерянность, ужас. Наверное, перед их глазами пролетела вся карьера, возможный трибунал и разжалование. Не знаю. В кабинете повисла гробовая тишина.
- Ты лоханулся? - это вопрос Гурылева к полутени с уполом на "ты". Вон, позже поговорим.  - Полутень растворился и исчез из кабинета.
Меня слегка мандражит. Я итак нахожусь в пасти тигра, а тут еще саблезубые в Минобороне обосрались...
Их же там, проверяюще-утверждающих вон сколько, полкарты в печатях и подписях. Неужели не нашлось ни одного, кто бы проверил точку посадки перед тем, как поставить свою подпись и жирную печать?
- Что делать-то будем? - уже более мягким голосом спросила я. Уже понимала, что второй раз этот подвиг с утверждением точки посадки вряд ли удастся быстро подмахнуть.
Гурылев молчал, уставившись в карту полетов. Я тоже. Молчали долго.
- Елена Борисовна, - Гурылев глянул на меня исподлобья. О, узнаю этот пронизывающий взгляд силовика.
- Скажите честно, кто видел еще эту карту?
- Я, и 4 командира, которые обнаружили эту ошибку.
- Точно больше никто? Копий не делали? Не фотографировали? - допытывался он
- Нет, Геннадий Александрович, честно. Смотрите сами по времени. Я была в вашем кабинете, взяла карту, села в машину, 20 минут дорога, полчаса у пилотов, 20 минут дороги назад к вам.
Он выдохнул.
- Я забираю эту карту. И очень вас прошу, нет, умоляю, ни кому ни слова о том, что произошло... лет 20... если сможете... Это международный скандал.
- Да понимаю я. Это не просто скандал. Я и слов-то подобрать не могу, сколько голов может полететь, если это раскроется хоть где-то...
Он открыл бутылку газировки.
- Будете? Или чаю?
- Нет, спасибо. Мне в себя надо придти после всего этого.
- А мне придется лично поговорить с пилотами на предмет молчания.
- Геннадий Александрович, они сами все понимают, и тоже в шоке. Никто ничего не скажет. Да и доказательства того, что Минобороны так лоханулись - только в ваших руках.

***
Прошло 27 лет. Гурылев тогда быстро уволился и перешел на работу в коммерцию. ФСБшники меня больше не доставали.
Зато прессовали за политическую деятельность центр "Э". Правда все обыски, которые были в моей квартире всегда проходили в присутствии полковников ФСБ, не ниже. Но вели они себя очень корректно...фсбшники, чего нельзя сказать о полицаях.

И вот теперь, рассказывая эту историю, я не могу не думать о войне с Украиной, о тех ляпах и промахах, которые совершают фсбшники, давно слившиеся с Минобороны РФ.
Та история постоянно заставляет меня  смотреть на эти ведомства не просто критично. Я невольно подсмеиваюсь над тем, как они постоянно лажаются, влипают в гнусные истории, глупо ретируются, смешно и бестолково оправдываются и врут на каждом шагу.

С тех пор я просто за ними всеми наблюдаю, и поняла лишь одно: никогда ни с кем из людей из организации на три буквы нельзя иметь дело, ни при каких обстоятельствах. Они или сами в дерьмо вляпаются, и тебя за собой потащат, или просто будут распускать грязные сплетни, чтобы обелить себя. И всегда будут пытаться нажиться на любом своем действии...

Ну а Финляндия? Вот ведь как сложилось, что именно в этой стране я получила политическое убежище, в стране, на которую мне было выдано разрешение от Минобороны РФ "осуществить вторжение."..
Невольно вспоминается захват Крыма и вторжение вертолетов с воздуха. Сами смотрите, как это страшно.
И черт его знает, тогда во время перестройки была неразбериха в силовых структурах. Готовилось ли реальное вторжение или это реально просто дикая ошибка, которую мы сразу тормознули... Не знаю. Но тот проект я осуществлять не стала.

Каждый шаг моей жизни посвящен сохранению мира, защите здоровья населения. Но вот была в моей жизни такая история. И хотелось бы узнать ваше мнение о прочитанном...

Комментариев нет: